Библиографическое описание:

Альханов Н. М. Криминологическая характеристика женской преступности // Молодой ученый. — 2015. — №21. — С. 547-549.

 

 

Женская преступность как самостоятельное явление стала объектом исследования достаточно давно. Однако интерес к данной проблеме долгое время проявляли преимущественно историки, философы, писатели, чьи размышления в основном касались определения особой роли и положения женщины в обществе, сравнения и противопоставления ее с мужчиной [1]

Научно и практически обоснованные исследования женской преступности именно как составной части общего явления преступности впервые получили свое развитие в рамках криминологической науки [2]. Объект изучения при этом значительно расширился: сформировались подходы к рассмотрению причин и условий женской преступности, объяснению криминального поведения, особенностей личности женщины-преступницы, а также выработке мер по предупреждению противоправного поведения женщин [3].

Исследование феномена женской преступности притягивало внимание представителей как социологического, так и антропологического направления криминологии.

Значительный вклад в изучение причин совершения женщинами преступлений внесли Ч. Ломброзо и его последователи, которые полагали, что истоки существования рассматриваемого феномена следует искать в биологической «неполноценности», «недоразвитости» женщин по сравнению с мужчинами. Главенствующую роль в определении причин преступности сторонники антропологической школы отводили анатомическим и физиологическим свойствам человеческого организма. Социальные условия при этом признавались лишь второстепенным фактором, создающим некий фон для реализации преступных женских наклонностей [4].

В дореволюционной России исследованием женской преступности занимались такие ученые, как И. Я. Фойницкий, С. В. Познышев, П. Н. Тарновская и др., которые, преимущественно поддерживая гипотезу о биологической предрасположенности человека к преступному поведению, вместе с тем, признавали необходимость учета и социальных условий жизни индивида [5].

В работах М. Н. Гернета на основе анализа статистических данных о преступности женщин конца XIX — начала XX веков предпринимались попытки дать и некоторые объяснения ее причин. Отмечая рост женской преступности в промышленно-развитых странах, ученый констатировал зависимость данного явления от возрастающей социальной активности женщин, их роли и положения в обществе [6].

Криминологические исследования преступности, в том числе женской, активизировались в нашей стране в 20-х годах XX века, но, даже не сформировав четко выработанной позиции относительно объяснения ее существования, в середине 30-х годов были фактически приостановлены почти на три десятилетия. Такое положение объясняется как специфическими условиями и событиями того времени (период Великой Отечественной войны и послевоенные годы), так и позицией государства по отношению к криминологическим изысканиям.

Возобновление интереса к криминологическому исследованию преступности пришлось на 60-е годы прошлого века. С указанного времени также интенсивно начало осуществляться и изучение феномена женской преступности, значительный вклад в которое внесли такие ученые как Ю. М. Антонян, Е. В. Середа, М. Н. Голоднюк, В. А. Серебрякова, А. А. Габиани, Т. М. Явчуновская и другие.

Проблема женской преступности не теряет своей актуальности и в настоящее время. Современные исследования фокусируются не только на выявлении общих черт и тенденций развития изучаемого явления, но и на выделении специфических характеристик, проявляющихся в конкретных аспектах его рассмотрения. Большое внимание уделяется как изучению отдельных видов женской преступности (насильственной, корыстной, связанной с незаконным оборотом наркотических средств и др.), так и возможностей применения полученной информации при расследовании преступлений. Иными словами, осуществляется поиск путей применения знаний о женской преступности, полученных в рамках криминологического ее изучения, в других областях научно-практической деятельности.

Женская преступность — это составная часть комплексного явления преступности. Между тем, наряду с чертами, присущими всей преступности, для нее характерна определенная специфика, которая и обусловливает выделение данной категории деяний в относительно самостоятельную структурную составляющую общего явления. Женская преступность взаимосвязана и взаимодействует с другими составными частями преступности (преступность несовершеннолетних, мужчин и т. д.). Она зависит от состояния последних и, в то же время, сама оказывает на них значительное влияние. Так, например, женская преступность влияет на преступность несовершеннолетних, поскольку именно женщина выполняет обычно основные функции по воспитанию детей [7].

Отметим, что в рамках настоящего исследования рассматривается только женская преступность, то есть преступность лиц женского пола, достигших возраста 18 лет, и старше. Это обусловлено тем, что преступность несовершеннолетних выделяется и рассматривается как самостоятельный вид преступности. Соответственно, преступность несовершеннолетних девушек изучается в рамках исследования преступности несовершеннолетних. Являясь, одновременно, разновидностью женской преступности и преступности несовершеннолетних, преступность женщин несовершеннолетнего возраста имеет свои особенности и выступает самостоятельным объектом криминологического исследования [8].

Ввиду того, что женская преступность является частью общего явления преступности, по нашему мнению, представляется логичным и справедливым определить понятие женской преступности именно исходя из родового по отношению к нему понятия — преступности.

Женская преступность, как социальное явление, обусловлена разнообразными процессами (экономическими, историческими, геополитическими, демографическими и др.), протекающими в обществе на определенных этапах его развития. По мнению В. А. Серебряковой, каждый новый такой период неизбежно приводит к изменению положения женщины как личности. Аналогичная связь проявляется и в криминальной сфере. Следовательно, изучение и анализ женской преступности должны происходить только с учетом конкретных исторических условий. Например, в Российской Федерации при переходе к рыночным отношениям произошли серьезные социально-экономические преобразования, которые существенно изменили социально-правовой статус женщин, явились криминогенным фактором роста совершаемых ими преступлений. То есть, изменение условий среды отразилось на положении в ней субъекта, что, в свою очередь, повлекло корректировку его поведения в разных сферах жизнедеятельности, в том числе и криминальной [9].

Уголовно-правовой характер женской преступности обусловлен тем, что перечень составляющих ее деяний устанавливается уголовным законодательством, следовательно, является объективным и строго определенным в каждый конкретный момент времени. Изменения в уголовном законе влекут и изменения в преступности. Уголовно-правовой характер женской преступности позволяет отграничить ее, с одной стороны, от иных правонарушений, совершаемых женщинами, а с другой — от разновидностей антисоциального поведения женщин, вовсе не являющихся правонарушениями.

Женская преступность — относительно массовое явление. То есть, она представлена значительным числом деяний, совершенных определенным количеством лиц женского пола на конкретной территории в течение относительно длительного периода времени. Относительная массовость рассматриваемого явления проявляется в том, что не все лица женского пола, достигшие возраста 18 лет и старше, за определенный период и на определенной территории преступают нормы уголовного закона, а только некоторая их часть.

Преступность представляет собой единую систему. В литературе высказывается справедливая точка зрения, что женская преступность является относительно самостоятельной подсистемой преступности. Следовательно, женская преступность обладает теми же признаками системности, что и преступность в целом.

В рамках названной подсистемы Л.3. Аджиева предлагает выделять отдельные подвиды (формы проявления) женской преступности:

          преступность женщин несовершеннолетнего возраста;

          рецидивную и профессиональную преступность женщин;

          групповую преступность женщин;

          пенитенциарную преступность женщин;

          семейно-бытовую женскую преступность;

          корыстную, корыстно-насильственную и насильственную преступность женщин;

          преступность женщин против несовершеннолетних [10].

По нашему мнению, данное деление достаточно условно. Автором не приводится критерий, на основе которого оно осуществляется. Каждая из приведенных групп одновременно может являться составной частью других. Например, преступность женщин несовершеннолетнего возраста одновременно может быть корыстной, корыстно-насильственной, насильственной, групповой, рецидивной и т. д. Наряду с преступностью женщин против несовершеннолетних можно выделить преступность женщин против мужчин, а также сельскую и городскую женскую преступность. Каждое такое членение или обобщение имеет свое обоснование, поскольку предопределено некоторой спецификой отдельно взятого множества.

Кроме того, использование при характеристике указанных групп термина «подвиды» представляется недостаточно обоснованным. Выделение видов требует определения признаков, на основе которых оно будет осуществляться. Использование термина «формы проявления» представляется более удачным. Однако, в любом случае, приведенный перечень продолжает оставаться условным и открытым.

Таким образом, изучение тендерных различий в преступности и, в частности, изучение женской преступности образует относительно самостоятельную область исследования в рамках криминологии. Женская преступность обладает значительной спецификой, что связано с социально- биологическими и психологическими особенностями женщины, с ее местом в системе общественных отношений, с выполняемыми ею социальными ролями и функциями.

Завершая рассмотрение понятия женской преступности и анализ системы учета женской преступности, можно отметить, что женская преступность, то есть, преступность совершеннолетних лиц женского пола, является частью общего явления — преступности. Выделение женской преступности в качестве самостоятельного вида преступности обусловлено его спецификой, которая предопределена социально-психологическими и психологическими особенностями женщин, достигших совершеннолетия, их положением и ролью в системе общественных отношений.

Формирование эмпирической базы исследования женской преступности осложняется искажением данных о женской преступности как в аспекте основных ее показателей: состояние, структура, динамика и вред, так и в аспекте изучения личности самой женщины-преступницы.

 

Литература:

 

  1.      Иванов А. И. Энциклопедия преступлений и катастроф. Женская преступность. -Минск: Литература, 1998. — С. 102.
  2.      Ломброзо Ч., Ферреро Г. Женщина преступница и проститутка. — Минск: АВАН, 2000. — С. 31.
  3.      Елютина И. А., Кольцов М. И. Преступность среди женщин в России. — Тамбов: Издат. дом ТГУ, 2009. — С. 116.
  4.      Викторов К. Б. Ретроспективный анализ преступлений, совершаемых женщинами //Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 9. — С.90.
  5.      Багдасарова А. Э. Криминологическая характеристика женской преступности в сфере экономики. — М.: Наука, 2012. — С. 44.
  6.      Кирюшина Л. Ю. Личность женщины в механизме преступления и ее значение для криминалистической методики расследования преступлений отдельного вида. — Барнаул: Изд-во Алтайского гос. ун-та, 2014. — С. 32.
  7.      Серебрякова С. А. Преступность среди женщин как объект криминологического изучения //Вопросы борьбы с преступностью. 2011. № 22. — С. 20.
  8.      Аджиева Л.3. К вопросу о формировании криминологии женской преступности //Следователь. 2013. № 10. — С. 30.
  9.      Агаджанян Э. М., Бидова Б. Б., Оссауленко С. Л. Уголовное право в схемах и определениях (общая часть): Учебное пособие. — Кисловодск: УЦ «Магистр», 2015. — 196с.
  10. Мусаев С. Г. Женская преступность. — Махачкала: Изд-во ДГУ, 2014. — С. 61.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle