Библиографическое описание:

Саманьков М. А. Профессиональные деформации личности в системе социального обеспечения // Молодой ученый. — 2015. — №21. — С. 733-735.



 

Проведенный анализ литературы по данной проблематике позволил утверждать, что социальные, экономические, политические процессы, происходящие в Республике Беларусь, коренным образом изменили социальную сферу общества. Растущая быстрыми темпами социальная и имущественная дифференциация населения, появление большого числа безработных, маргинальных групп, неблагоприятная экологическая и демографическая обстановка — это реалии сегодняшнего дня. В этих условиях требуют настоятельного решения вопросы, связанные с социальной помощью, поддержкой, реабилитацией отдельных индивидов, групп лиц, названных категорий населения. При создании и развитии государственных и общественных структур, занимающихся проблемами социальной работы, возникает острая потребность в подготовке квалифицированных кадров — профессионалов.

Человек особо нуждается сегодня в квалифицированной помощи, предполагающей наличие определенных базовых личностных и профессиональных предпосылок — специальных знаний, умений, навыков, качеств у того, кто ее оказывает. Другими словами, важным фактором в осуществлении социальной работы выступает фактор личности профессионала в этой сфере.

Личностный аспект специалиста в его подготовке, профессиональной деятельности и ее результативности — существенная основа повышения эффективности социальной работы в целом. Чем труднее для освоения профессия, тем крупнее должны быть блоки личностных свойств, принимаемых в качестве основы профессиональной пригодности.

Специалист по социальной работе — это новый феномен в социальной практике, а потому далеко не полностью изученный теорией социальной работы. Можно назвать следующие характерологические признаки личности специалиста в области социальной работы:

        это профессионализированный индивид, осуществляющий свою деятельность в системе «человек-человек»;

        это субъект профессиональной деятельности, включенный в социокультурные условия;

        его личность как субъекта деятельности определяют два базовых компонента: возможности (способности) и готовность к этой деятельности.

        личность специалиста в сфере социальной работы формируется, развивается, самореализуется, самосовершенствуется в профессиональной деятельности, она изменяет себя и деятельность;

        эта личность есть индивидуальность с присущими личностными инвариантными характеристиками, которые отвечают профессионально-этическим принципам и стандартам данной профессии.

Эффективность деятельности социальной службы выражается и в психическом самочувствии граждан, которым оказывается помощь; это означает, что подбор кадров, которые способны быть психологически близкими, эмпатичными этим категориям граждан, влияет на повышение эффективности системы социальной работы.

Таким образом, личностно-профессиональные особенности социальных работников оказывают непосредственное и существенное влияние на качество социальной работы, а через нее и на действенность проводимой социальной политики государства.

Социальная работа как вид профессиональной деятельность требует от специалиста особых знаний, умений и навыков, а также личностных качеств, без которых осуществление социальной помощи практически невозможно. Среди значимых качеств можно выделить такие, как гуманистическая направленность личности, личная и социальная ответственность, обостренное чувство добра и справедливости, чувство собственного достоинства и уважение достоинства другого человека, терпимость, вежливость, порядочность, эмпатичность, готовность понять других и прийти к ним на помощь, эмоциональная устойчивость, личностная адекватность по самооценке, уровню притязаний и социальной адаптированности.

Если статус социального работника во многом зависит от политики государства, его правового положения, то репутация зависит прежде всего от него самого, от его личностных качеств и отношения к делу. Высокий профессионализм социальных работников позволяет достигать наибольшего эффекта от вложенных в социальное обеспечение населения средств. Через психологические особенности личности социального работника осуществляется процесс упорядоченного, осознанного влияния субъективного фактора на социальные процессы в обществе, личность, и личные качества социального работника позволяет повысить действенность социальной политики при имеющихся для этого у государства экономических ресурсах.

Среди причин профессиональных деформаций сегодня учеными называются самые разные по своей природе факторы — экономические, политические, социальные, правовые, организационные, педагогические, психологические и т. п. Стало почти общепризнанным, что одним из факторов профессиональной деформации является специфика деятельности субъекта. В литературе, посвященной этому феномену, традиционно уделяется неравномерное внимание по отношению к различным профессиям. Считается, что одни профессии несут в себе больше опасностей профессиональной деформации, а другие — меньше.

Профилактика профессиональной деформации представляет собой совокупность предупредительных мероприятий, ориентированных на снижение вероятности развития предпосылок и проявлений профессиональной деформации. Необходимо осваивать техники управления сознанием, развивать умение переключаться с одного вида деятельности на другой, укреплять силу воли, а главное, не зацикливаться на стереотипах, стандартах, шаблонах и действовать по ситуации, в реальном времени, исходя из непосредственных условий.

Эмпирическое исследование проводилось в период с ноября 2014 г. по март 2015 г. в несколько этапов. Исследование осуществлялось на базе Службы социальной защиты населения Октябрьского района г. Гродно, где была сформирована экспериментальная группа (ЭГ), состоящая из 27 сотрудников. Возраст испытуемых от 25 до 55 лет. Все испытуемые имеют высшее образование и стаж работы в социальной сфере от 4 до 25 лет.

Контрольная группа (КГ) была сформирована на базе торгового предприятия г. Гродно и состояла из 29 сотрудников. Возраст испытуемых от 25 до 55 лет. Все испытуемые имеют высшее либо среднее специальное образование и стаж работы в сфере «человек-человек» от 3 до 25 лет. Таким образом, общее количество участников исследования составило 56 человек.

На первом этапе проводился теоретический анализ проблемы, определялись методологические и теоретические основы исследования; формулировались цель, задачи и рабочая гипотеза; отбирались методики; формировалась выборка в соответствии с целью эмпирического изучения.

Второй этап — организация и проведение эмпирического исследования осо-бенностей проявления профессиональной деформации у сотрудников социальной службы и их сопоставление с результатами контрольной группы, количественный и качественный анализ результатов. Для решения поставленных задач применялись следующие методы: опрос, тестирование, методы обработки данных: качественный метод (анализ и обобщение материала) и количественный (математическая статистика, компьютерная обработка данных).

Заключительный этап посвящён анализу и обобщению результатов исследования, формулированию выводов и определению дальнейшего изучения проблемы.

В заключении проведенного теоретико-эмпирического исследования нами были сформулированы следующие выводы:

  1. В самом общем понимании, профессиональная деформация личности представляет собой изменение качеств личности (стереотипов восприятия, ценностных ориентаций, характера, способов общения и поведения), которые наступают под влиянием длительного выполнения профессиональной деятельности. На уровне личности профессиональная деформация особенно распространена среди представителей профессий типа «человек-человек».
  2. Профессиональная деформация в своем развитии проходит три основных уровня: начальный (незначительные, извне малозаметные, изменения в личности), средний (существенные количественно-качественные изменения) и глубинный (изменения поражают всю личность, которая попадает в полную зависимость от профессиональной сферы). Они по-разному влияют на эффективность служебной деятельности. Проявления профессиональной деформации имеют место как во внешней среде деятельности, взаимодействии с объектом деятельности и другими гражданами, так и во внутрисистемном общении, совместном выполнении служебных задач с другими работниками, контактах с руководителем. Существует три группы факторов, ведущих к образованию профессиональной деформации: факторы, обусловленные спецификой деятельности; факторы лич-ностного свойства; факторы социально-психологического характера.
  3. У большинства социальных работников сформирован синдром профессионального «выгорания», что проявляется в эмоциональной опустошённости и усталости, циничном отношении к труду, редукции личностных достижений и сниженной профессиональной продуктивности. Такие работники демонстрируют высокие показатели по шкалам: «Эмоциональное истощение», «Деперсонализация», «Редукция личностных достижений» и общему показателю «Профессионального выгорания».
  4. Диагностика нервно-психической устойчивости выявила снижение стрессоустойчивости у социальных работников, что характеризуется высокой вероятностью у них нервно-психических срывов, склонностью к нарушениям психической деятельности при значительных психических и физических нагрузках. Социальные работники по шкале «Нервно-психическая устойчивость» демонстрируют высокие показатели неудовлетворительной НПУ. Профессиональная деформация социальных работников проявляется в повышенной агрессивности, жестокости как по отношению к контингенту, с которым им приходиться работать, так и в отношении коллег по службе. Социальные работники демонстрируют высокие показатели по шкале «Агрессивность».
  5. Группа социальных работников и группа иных сотрудников, занятых в сфере «человек — человек» различаются по показателю нервно-психической устойчивости, по всем показателям профессионального выгорания, по уровню агрессивности и коммуникативной интерактивности. Не смотря на то, что представители обеих групп осуществляют свою деятельность в сфере «человек-человек» существуют значимые различия в группах, что можно объяснить лишь спецификой деятельности, а именно частотой непосредственного контакта с маргинальными личностями, стрессогенностью профессиональной деятельности.
  6. Межгрупповой анализ данных по критерию Манна-Уитни показал, что существуют различия между экспериментальной и контрольной группами по следующим изученным нами показателям:

        «Эмоциональное истощение» (U=104; p≤0,05), то есть, у социальных работников чаще, чем у иных сотрудников, работающих в сфере «человек — человек», возникает чувство эмоциональной опустошённости и усталости, вызванное собственной работой;

        «Деперсонализация» (U=166; p≤0,05), то есть, у социальных работников чаще, чем у иных сотрудников, работающих в сфере «человек — человек», возникает циничное отношение к труду и объектам своего труда;

        «Редукция личных достижений» (U=196; p≤0,05), то есть, у социальных работников чаще, чем у иных сотрудников, работающих в сфере «человек — человек», возникает чувство некомпетентности в своей профессиональной сфере, осознание неуспеха в ней;

        «Профессиональное выгорание» (U=104; p≤0,05), то есть, у социальных работников более выражен синдром профессионального «выгорания», чем у иных сотрудников, работающих в сфере «человек — человек»;

        «Взаимопознание» (U=63; p≤0,05), то есть, иные сотрудники, занятые в сфере «человек — человек», более адекватно оценивают личностные особенности партнеров по взаимодействию, чем социальные работники;

        «Взаимопонимание» (U=110; p≤0,05), то есть, в коллективе иных сотрудников сферы человек — человек» ниже уровень конфликтности, более выражена общность интересов, чем в коллективе социальных работников;

        «Взаимовлияние» (U=171; p≤0,05), то есть, в коллективе иных сотрудников сферы человек — человек» более значимо мнение, поступки других представителей группы, в большей степени развита самокоррекция, саморефлексия каждого члена группы, чем в коллективе социальных работников;

        «Социальная адаптивность» (U=188; p≤0,05), то есть иные сотрудники сферы человек — человек» более удовлетворены своим положением в группе, контактностью внутри коллектива и с внешним окружением, чем социальные работники;

        «Социальная активность» (U=106; p≤0,05), то есть иные сотрудники сферы человек — человек» более социально ориентированы, чем социальные работники;

        «Коммуникативная интерактивность» (U=158; p≤0,05), то есть иные сотрудники сферы человек — человек» более готовы к формированию интегративных критериев интерактивной компетентности в коллективе, чем социальные работники;

        «Нервно-психическая устойчивость» (U=133; p≤0,05), то есть, у социальных работников ниже стрессоустойчивость и выше вероятность нервно-психических срывов, чем у иных сотрудников, занятых в сфере «человек — человек»;

        «Агрессивность» (U=105; p≤0,05), то есть, социальные работники чаще, чем иные сотрудники, занятые в сфере «человек — человек», бывают неуравновешенными и чрезмерно жесткими по отношению к другим людям.

Таковы основные результаты, полученные в ходе обработки и сравнительного анализа данных.

 

Литература:

 

  1.                Васильева, Н. Ю. Психологический портрет социального работника / Н. Ю. Васильева // Социальная работа. — 1992. — № 5. — С.35–40.
  2.                Социальная работа: теория и практика: Учебное пособие / Холостова Е. И. — М.: ИНФРА, 2007. — 512 с.
  3.                Фирсов, М. В. Теория социальной работы: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений / М. В. Фирсов, Е. Г. Студенова. — М.: Владос, 2001.– 432 с.
  4.                Шмелева, Н. Б. Личность специалиста социальной работы (пси-хологопедагогический аспект) / Н. Б. Щмелева // Работник социальной службы. — 2000. — № 4. — С.33–37.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle