Библиографическое описание:

Басаев В. А. К проблеме эвтаназии // Молодой ученый. — 2015. — №20. — С. 338-340.

 

Эвтаназия (от греч. «хорошая смерть) — практика безболезненного прекращения или сокращения жизни человека, испытывающего сильные страдания, по его просьбе, чаще с применением фармакологических средств.

Отношение отечественных законодателей к вопросу об эвтаназии обозначено в ст. 45 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее «Об основах…»), которая однозначно запрещает эвтаназию в любых формах. Её диспозиция гласит: «Медицинским работникам запрещается осуществление эвтаназии, то есть ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента». [1]

В медицинской практике различают активную и пассивную эвтаназию, добровольную и недобровольную. При активной эвтаназии врач активно вмешивается в жизнь пациента (как правило, обречённого, страдающего от неизлечимого заболевания, близкого к естественной кончине), ускоряя данным вмешательством его смерть. С религиозной точки зрения, такие действия врача приравниваются к совершению тяжкого греха — к убийству. И эта религиозная точка зрения во многом определяет общественное мнение по данному вопросу и является основным препятствием для принятия закона об эвтаназии. При пассивной эвтаназии врач не вмешивается в жизнь пациента с целью ускорения его смерти, но и не оказывает по просьбе больного, необходимую помощь для продления жизни. С религиозной точки зрения, ответственность здесь лежит на пациенте, а сам отказ от медицинского вмешательства, необходимого по жизненным показаниям, расценивается как тяжкий грех против Божьего дара жизни, равноценен греху самоубийства.

Лицо, которое сознательно побуждает пациента к эвтаназии (доводит его до самоубийства) или осуществляет эвтаназию (убийство), несёт уголовную ответственность в соответствии с УК РФ. Активная эвтаназия и соучастие в ней медицинских работников в нашей стране наказуемы в соответствии со ст. 105 УК РФ — «Убийство», но законом предусмотрено и смягчающее обстоятельство — совершение преступления по мотивам сострадания (ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Пассивная эвтаназия в России в некоторых случаях может привести к уголовной ответственности за неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ), особенно, если отказ от лечения, в соответствие со ст. 20 «Об основах…», вовсе не оформлен в медицинской документации или оформлен ненадлежащим образом.

Добровольная эвтаназия осуществляется по просьбе больного или с предварительно высказанного его согласия. Например, в мире существует практика предварительного выражения в юридически достоверной форме пациентом своей воли на случай развития необратимой комы или повреждения головного мозга.

Недобровольная эвтаназия в медицинской практике осуществляется без согласия больного, находящегося в бессознательном состоянии либо неспособного выразить свою волю по иной причине. Она проводится с некомпетентным пациентом на основании решения его законного представителя (родственника, опекуна).

Недобровольная эвтаназия дееспособных людей по своей сути однозначно ничем не отличается от умышленного убийства, и здесь вряд ли применим сам термин «эвтаназия», т. е. «хорошая смерть». Эвтаназия «из чувства сострадания», но без письменного согласия дееспособного пациента во всех странах расценивается как убийство. В любом случае, медик стоит перед жёсткой необходимостью выполнять действующий закон.

Во всём мире право человека на активную, а в России — даже пассивную эвтаназию является предметом дискуссий. Споры особо ужесточаются в случаях возбуждений уголовных дел против врачей и медицинских сестёр, осуществлявших эвтаназию, при этом зачастую вскрывается противоречивость законов относительно данной проблемы. Огромное влияние на общественное сознание оказывают религиозные воззрения, бытующие в христианстве, исламе, иудаизме, препятствующие намеренному лишению жизни человека человеком.

Имеются и обосновываются и противоположные точки зрения, в основу которых положены атеистические и гедонистические взгляды [2, с. 280]. Реальное благополучие личности, по мнению чуждых религиозности людей с гедонистическими установками, обычно заключается в другом. Не всех привлекает жизнь, полная страданий и унижений, без вселяющих надежду перспектив, как и не всем родителям нужен ребёнок с наличием серьёзных врождённых дефектов. По существующему в некоторой части общества мнению, человек имеет право на достойную смерть, избавляющую его от унизительных страданий. Однако, с любой точки зрения, врач обязан облегчать страдания умирающего всеми доступными ему и только законными способами.

В принципе, неизлечимый и жестоко страдающий больной, находящийся в ясном сознании, может обратиться для защиты своих интересов в суд. Подобные процессы в мире уже известны, были выиграны в одних случаях и проиграны в других.

«Декларация об эвтаназии» (октябрь 1987 г.) Всемирной Медицинской Ассамблеи (ВМА) гласит, что «эвтаназия, как акт преднамеренного лишения жизни пациента, даже по просьбе самого пациента или на основании обращения с подобной просьбой его близких, не этична, но это не исключает необходимости уважительного отношения врача к желанию больного не препятствовать течению естественного процесса умирания в терминальной фазе заболевания». [3, с. 182] Таким образом, ВМА, не одобряя активную эвтаназию, предусматривает возможность применения пассивной эвтаназии.

Пассивная эвтаназия в большинстве стран мира разрешена, активная эвтаназия ранее была запрещена, но иногда практиковалась по решению консилиума в Нидерландах, так как в 1984 году Верховный суд страны признал добровольную эвтаназию приемлемой. 28.11.2000 года в Нидерландах под давлением общественности впервые в мире был принят закон, разрешающий активную эвтаназию в случаях просьбы неизлечимого тяжёлого больного. При этом государство обеспечило всю процедуру эвтаназии правовым контролем. Где нет закона, там есть теневой бизнес и бесконтрольность. Где есть закон, там есть и расписанная в мелочах процедура, есть контроль исполнения закона.

16.05.2002 г. подобный закон был принят в Бельгии. Пособничество врачей при самоубийстве в терминальной стадии заболевания законодательно разрешено в нескольких штатах США. В Азербайджане эвтаназия «наказывается исправительными работами на срок до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового», т. е. фактически признана преступлением меньшим, чем убийство.

К активной эвтаназии часто относят и самоубийство с врачебной помощью, с предоставлением больному по его просьбе препаратов для безболезненного самоубийства. Некоторые юристы и медики [4] считают, что человек имеет право выбрать достойную смерть путём самоубийства, и способ её достижения, в том числе с помощью кого-либо, а все попытки других лиц предотвратить самоубийство должны повлечь за собой гражданскую ответственность. Но для этого необходимо юридическое признание права на самоубийство, однако уголовное законодательство многих стран запрещает любую форму участия в самоубийстве.

Положение «Декларации об эвтаназии» о пассивной эвтаназии получило развитие в другом документе (сентябрь 1992) — «Заявлении о пособничестве врачей при самоубийствах». В нём сказано:

«Известны случаи использования приспособлений, сконструированных врачом, который инструктирует пациента о том, как ими воспользоваться в целях самоубийства. Налицо помощь в осуществлении акта самоубийства. Иногда врач дает пациенту лекарство и информирует о дозе, прием которой приведет к летальному исходу. В перечисленных случаях речь идет о серьёзно и даже смертельно больных людях, жестоко страдающих от боли, отдающих себе отчет в своих действиях и самостоятельно принявших решение о самоубийстве. Пациенты, намеревающиеся покончить жизнь самоубийством, зачастую находятся в депрессии, которая обычно сопровождает смертельное заболевание.

Подобно эвтаназии, самоубийство при пособничестве врача является неэтичным и подлежит осуждению со стороны медицинской общественности. Врач поступает неэтично, если его действия направлены на помощь пациенту в деле совершения самоубийства. Вместе с тем, право пациента отказаться от медицинской помощи является одним из основных и действия врача, направленные на уважение этого права, даже если они ведут к смерти пациента, вполне этичны».

Пособничество врача при самоубийстве трудно доказуемо, а в случаях доказанности не может расцениваться как доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ), но представляется вполне возможным применение ст. 125 УК РФ — «Оставление в опасности», так как своими действиями врач-пособник вместо иной помощи, указывая лёгкий путь к смерти, сам ставит пациента в опасное для жизни состояние и оставляет его в опасном для жизни положении.

Способы осуществления криминальной эвтаназии разнообразны, при этом наблюдается тенденция к поиску врачами и медицинскими сёстрами всё более утончённых и трудно распознаваемых при судебно-медицинском исследовании способов. Проблема в распознавании медицинских убийств ещё и в том, что трупы лиц, умерших от заболевания в больнице, подвергаются не судебно-медицинскому исследованию, а патологоанатомическому.

Проблема недобровольной эвтаназии с прекращением поддержания жизни в случаях установления факта наступления смерти головного мозга разрешается в соответствии со ст. 66 ФЗ «Об основах…» — «Определение момента смерти человека и прекращения реанимационных мероприятий» и «Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга» — приложение к Приказу Минздрава РФ № 460 от 20.12.2001 г. Действовавшая ранее «Инструкция по определению момента смерти человека, отказу от применения или прекращения реанимационных мероприятий» от 10.04.1997 г. отменена Приказом Минздрава РФ № 289 от 28.07.2000. [5]

С медицинской точки зрения, смерть головного мозга эквивалентна смерти человека, т. е. означает наступление биологической смерти.

С религиозной точки зрения, установление диагноза «смерти мозга», как показателя биологической смерти, означает смерть личности, необратимое отделение души от тела, когда искусственно, благодаря достижениям медицины, остаётся живой лишь телесная оболочка. Душа в ней отсутствует — она уже на пути к Богу, преодолела порог Вечности. Искусственное поддержание жизнедеятельности тканей, комплекса органов возможно неопределённо долго, но от этого ткани не становятся вместилищем души. Отключая тело биологически умершего человека от аппарата ИВЛ, прекращая поддерживать телесную жизнь медикаментозно, врач не нарушает заповеди «не убий». [6, с.108] Противоречия религиозной морали здесь нет.

 

Литература:

 

  1.                Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» //Собрании законодательства Российской Федерации от 28 ноября 2011 г. № 48 ст. 6724.
  2.                Sonnen B. R. Sterbehilfe als strafbare vorsatzliche Totung oder als straflose Suizidbeteiligung // Z. Gerontol. Geriatr. — 1995. — Jul-Aug; Vol.28, N 4. — P.279–284.
  3.                Декларация об эвтаназии. Принята 39-й Всемирной медицинской ассамблеей, Мадрид, октябрь 1987 // http://z-l.com.ua/ru/new422/
  4.                Weber W. M. What right to die? // Suicide Life Threat Behav. — 1988. — Vol.18, N 2. — P.181–196.
  5.                Приказ Минздрава РФ от 20 декабря 2001 г. N 460 «Об утверждении Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга»//Здравоохранение. 2002. № 3.
  6.                Трохачев С. Ю. Врачебная этика и религиозная мораль: этапы истории // Православная Церковь и современная медицина / Под ред. С. Филимонова. — СПб.: Общество святителя Василия Великого, 2000. –243с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle