Библиографическое описание:

Казакова А. В. Миграционный коридор: понятие, тенденции, риски // Молодой ученый. — 2015. — №20. — С. 403-405.

 

В условиях глобализирующегося пространства, интенсивного развития международного права, интернационализации, мультикультурализма, демократизации, образования единого «поликонгломерата» и прочих тенденций, способствующих размыванию страновых границ, вопросы миграционной политики стоят крайне остро, а отношение к ним носит весьма полемический характер.

На фоне информационного обмена и мощного экономического импульса масштабы проблем международных отношений, наблюдаемых сегодня в Европе, Северной Америке, а также на постсоветской территории, еще только предстоит оценить.

Объектом исследования, по нашему мнению, должен выступать так называемый «миграционный коридор» как демографический феномен, а предметной областью — его динамика и риски, возникающие вследствие прогрессии.

Миграционным коридором называют территориальную область, промежуток, находящийся между государственными границами и служащий буферной зоной для пересечения страновых пределов [8].

Основным назначением этого пересечения является, как правило, поиск качественных изменений жизни (факторами, способствующими массовой миграции, являются войны, революционные столкновения, низкий уровень развития и т. д.).

На сегодняшний день наиболее активными коридорами принято считать следующие: Мексика-США, Турция — Германия, Судан — Южный Судан, Индия — ОАЭ, Мьянма — Тайланд, Палестина — Иордания [2].

Для понимания масштабов потока миграции необходимо привести некоторые цифры: в период 2010–2013 гг. число переселенцев из Мексики в США только по официальным данным составило свыше 150 тыс. человек, из Судана в Южный Судан — свыше 135 тыс., из Палестины в Иорданию — 118 тыс. [2]. Положительная динамика при этом продолжает сохраняться.

Основными сущностными особенностями, сопровождающими миграционные коридоры, по нашему мнению, являются:

                    вынужденный, как правило, характер миграционного потока, его образование на границах с развитыми государствами;

                    контроль миграционного коридора (интенсивности его потока) крайне затруднителен: большинство мигрантов пересекают границы незаконно;

                    миграционный поток представляет собой значительную группу потребителей ресурсов (пространственных, энергетических, финансовых и др.);

                    миграционный поток — носитель цивилизационной атрибутики: религиозных особенностей, норм культуры, самобытных традиций и др.

Обозначенные позиции являются неотъемлемыми спутниками любой миграционной динамики. На современной этапе они достаточно хорошо просматриваются в Европе (Германии и Франции) и носят системный характер с очевидными последствиями: от притока мигрантов, исповедующих преимущественно исламскую культуру, например, значительно увеличилось количество мечетей (там, где исламская конфессия исторически не складывалась и не распространялась), самое популярное мужское имя — Мохаммед, целые кварталы, вмещавшие в себя трудовых мигрантов во Франции, превратились в анклавы, «переплавить» которые знаменитому «европейскому котлу» так и не удалось.

В России практика «открытых границ» способствовала притоку трудовых резервов: азиатские государства бывшего СССР регулярно снабжают РФ неквалифицированными кадрами. Преимущества ситуации, видимые в занятии малопрестижных профессий переселенцами, сопровождаются негативными тенденциями. Среди них: рост преступности, увеличение ксенофобских настроений, а также «экспроприация» целых отраслей экономики (продовольственные рынки, сфера ЖКХ, строительство и др.).

В связи с этим обстоятельством необходимо четче, как нам кажется, определить риски миграционных коридоров для формирования предложений, направленных на оптимизацию процесса в перспективе.

Первым таким риском, закономерно проистекающим из обозначенной тенденции, является криминогенный потенциал миграции. Совершенно очевидна связь между отчаянным сознанием переселенца и его преступным мотивом. Это предположение подтверждается эмпирически. Так, исходя из данных доклада прокурора г. Москвы С. Куденеева, количество преступлений, совершаемых иностранными гражданами и лицами без гражданства, увеличилось в 2014 г. на 36 % и составило порядка 11,5 тыс.

При условии определенной конфликтогенной почвы (присутствует в странах с высоким индексом терроризма) обозначенная проблема может привести к росту бандформирований, подпольных террористических организаций [1;4;5;6].

Вторым риском, возникающим в ходе миграционного потока, является так называемая «утечка мозгов». Этот риск характеризуется оттоком интеллектуального потенциала человеческого капитала и носит проблемный характер, прежде всего для страны, которую покидает иммигрант. В чистом виде ситуация по подобному сценарию развивается сегодня в Украине. Охваченная гражданской войной, бывшая союзная республика «теряет наиболее талантливых ученых, что угрожает национальной безопасности страны» [3].

Третьей проблемой миграции является вопрос экономического характера: речь идет о буквальной экспроприации мигрантами отдельных отраслей хозяйства. В частности, в России такие сектора, как продовольственные рынки, сферы услуг ЖКХ и т. д. перешли под полный контроль прибывших. В результате складывающейся «монополии» создается дополнительный барьер, препятствующий развитию отдельных экономических отраслей.

Четвертый риск, по нашему мнению, — наиболее значимый. Он состоит в «культурологической диффузии», размывании национальных границ. В результате неконтролируемого миграционного потока образуются смешанные семьи и, следовательно, поколения от таких браков. В конечном счете, ситуация может привести к потере «цивилизационных корней».

Учет вышеобозначенных рисков миграционного потока — важнейшая задача, стоящая перед государствами мира. Четкое понимание проблемного характера миграции в совокупности с объединенными усилиями (страновый диалог) — единственное средство борьбы с негативными трендами переселенчества.

Остается надеяться, что руководство ведущий стран, крупнейшие международные организации (в т. ч. НКО) сумеют сориентироваться в непростой ситуации и принять верные, конструктивные решения.

 

Литература:

 

  1.                Гостевая преступность // Российская газета [Электронный ресурс]. — URL: http://www.rg.ru/2014/02/05/prestupnost-moscow-site.html (дата обращения: 06.10.2015 г.)
  2.                Международная миграция и миграционная политика // Центр исследований и аналитики Фонда исторической перспективы [Электронный ресурс]. — URL: http://www.perspektivy.info/srez/val/mezhdunarodnaja_migracija_i_migracionnaja_politika_2014–07–03.htm (дата обращения: 05.10.2015 г.)
  3.                «Утечка мозгов» из Украины грозит национальной катастрофой [Электронный ресурс]. — URL: http://tree.biz.ua/news/utechka-mozgov-iz-ukrainy-grozit-nacionalnoy-katastrofoy (дата обращения: 11.10.2015 г.)
  4.                Шегаев И. С. ИГИЛ и национальная безопасность России: оценка рисков и угроз // «Вестник Московского государственного областного университета» (Электронный журнал). 2015. № 1. URL: http://evestnik-mgou.ru/Articles/View/622
  5.                Шегаев И. С. Конфликтогенный потенциал исламского модернизма в постсоветском пространстве: локальный, региональный и глобальный уровни // Научное обозрение. Серия 2: Гуманитарные науки. 2015. № 2. С. 177–122.
  6.                Шегаев И. С. Религиозный фундаментализм: определение понятия и причины его происхождения // Альманах современной науки и образования. 2014. № 1. С.133–136.
  7.                Шегаев И. С. Антитеррористическая защищенность образовательного учреждения: проблемы и попытки их решения // Молодой ученый. 2013. № 10. С. 465–467.
  8.                Шегаев И. С., Полозов А. Г. Новейший политологический глоссарий: основные категории, понятия, термины. — М.: Перо, 2015. — 242 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle