Библиографическое описание:

Киракосян А. Г. Еще раз к вопросу о прецедентном характере решений Конституционного Суда РФ // Молодой ученый. — 2015. — №20. — С. 364-367.

 

В статье проведен анализ природы решений Конституционного Суда Российской Федерации с точки зрения их прецедентного характера.

Ключевые слова: судебный прецедент, Конституционный Суд РФ, судебное правотворчество.

 

Прецедент в его «классическом» понимании — это решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел [12, с. 759].

В соответствии с ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [2] Конституционный Суд РФ может признать закон или отдельную его норму не соответствующей Конституции РФ. В таком случае законодатель обязан принять новый закон, однако, как справедливо отмечает А. О. Подгаевский, на практике подобный закон принимается не сразу, а нередко и вообще не принимается [11, с. 4]. И здесь возникает вопрос: каким нормативным правовым актом должны регулироваться общественные отношения, которые раньше регулировались неконституционным законом? А. О. Подгаевский считает, что стоит руководствоваться Постановлением Конституционного Суда РФ. По его мнению, прецедент «фактически уже длительное время является неофициальным источником права. К нему обращаются так же часто, как и к нормам законодательства, судебный прецедент становится своего рода руководящим началом для юристов, адвокатов и судей». Данная точка зрения базируется, в первую очередь, на мнении Председателя Конституционного Суда РФ В. Д. Зорькина, который считает, что «решения Конституционного Суда по делам о проверке конституционности законов и иных нормативных правовых актов высокого уровня имеют, по сути, нормативный характер (обладают нормативной силой) и как таковые приобретают прецедентное значение» [9, с. 4]. В самом деле решения Конституционного Суда РФ имеют много общего с прецедентами. Так, его решения распространяются не только на конкретный случай, но и на все аналогичные случаи и имеют официальный характер, делающий их реализацию обязательной на всей территории страны, поэтому правомерно говорить о том, что решения Конституционного Суда РФ имеют прецедентный характер, при этом, как подчеркивает В. Д. Зорькин решения Конституционного Суда не являются прецедентами в чистом виде, они лишь имеют определенные прецедентные свойства.

Существует и иная точка зрения, согласно которой суд, даже конституционный, не имеет полномочий издавать нормативные правовые акты, то есть заниматься правотворчеством, иначе будет нарушен принцип разделения властей, который закреплен ст. 10 Конституции РФ. Соответственно и его решения не являются судебными прецедентами. Сторонники данного тезиса апеллируют к тому, что ни в Конституции РФ, ни в каких-либо иных законодательных актах не содержится ни одной нормы, которая бы позволяла говорить о наличии у Конституционного Суда РФ правотворческих полномочий. Дискутируя на эту тему, Б. А. Единин приходит к выводу, что, несмотря на отсутствие, как в Конституции РФ, так и в правовой доктрине оснований, которые бы позволили с уверенностью сказать, что решения Конституционного Суда РФ являются источниками права, исследование его решений «указывает на систематическое присвоение последним функций законодателя» [7, с. 60].

По мнению М. И. Байтина, необходимо провести разграничение между такими понятиями, как «судебный прецедент как источник права» и «прецедент судебного толкования». По его мнению, самостоятельная правотворческая функция Конституционного Суда РФ, о которой ведется дискуссия в доктрине конституционного права «в действительности есть не судебное правотворчество в форме судебного прецедента, а судебное толкование права путем издания Конституционным Судом РФ актов официального, общеобязательного толкования» [Цит. по: 10]. Нельзя согласиться с подобной точкой зрения, так как решения Конституционного Суда РФ объективно обладают признаками источников права, поэтому нельзя говорить, что в настоящее время Конституционный Суд не выполняет правотворческих функций.

Б. А. Страшун, в свою очередь, также отрицает прецедентный характер решений Конституционного Суда РФ. По его мнению, решения Конституционного Суда, не являются прецедентами, даже если Суд разрешает конкретные дела о соответствии Конституции РФ тех или иных нормативных правовых актов, поскольку подобные дела разрешать никакой другой суд не компетентен. К тому же такие решения не являются прецедентами и для самого Конституционного Суда РФ в силу того, что подобные дела им не рассматриваются [Цит. по: 6, с. 9].

Несколько иную позицию занимает Т. Г. Морщакова. Она полагает, что говорить о прецедентном значении Конституционного Суда «не вполне точно, поскольку прецедентное судебное решение обязательно только для решений по аналогичным делам. Решение же Конституционного Суда обязательно для всех дел, связанных с применением соответствующей нормы» [Цит. по: 10].

Чтобы сделать вывод о том, являются ли решения Конституционного Суда РФ судебными прецедентами необходимо обратиться к признакам судебного прецедента [5, с. 295]:

  1.                Судебный прецедент должен быть создан именно судебными органами.

Безусловно, Конституционный Суд РФ является судебным органом, что подтверждается ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» [3].

  1.                Он должен быть обязателен к применению в судах той же или низшей инстанций.

Принимаемые Конституционным Судом РФ решения в порядке осуществления конституционного контроля являются не просто актами правоприменения, они являются источниками права (в частности, это относится это к постановлениям Конституционного Суда РФ). Решения Конституционного Суда составляют вместе с Конституцией РФ единое целое. Кроме того, решения Конституционного Суда носят общеобязательный характер. Решения Конституционного Суда имеют одно очень важное качество: они обязательны для применения судами не только по аналогичным делам, но и при рассмотрении любых дел, которые так или иначе связаны с применением соответствующей нормы.

  1.                В своей основе он должен содержать правовое положение, которое сформулировано судом в рамках определенной процедуры и по итогам правовой аргументации позиций суда.

Процедура принятия решений Конституционный Судом РФ регламентируется ФКЗ от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», а также Регламентом Конституционного Суда РФ [4]. По итогам рассмотрения дела Суд выносит решение, в мотивировочной части которого содержится очень подробная правовая аргументация позиции Суда, поэтому правомерно говорить, что решения Конституционного Суда также удовлетворяют этому признаку.

  1.                Он подлежит официальному опубликованию в специальных изданиях, благодаря чему обеспечивается общедоступность использования в сфере правоприменения.

Согласно 78 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» «постановления и заключения Конституционного Суда Российской Федерации подлежат незамедлительному опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, которых касается принятое решение. Решения Конституционного Суда Российской Федерации публикуются также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации», а при необходимости и в иных изданиях».

Однако решение Конституционного Суда РФ нельзя назвать судебным прецедентом в классическом его понимании.

Следует согласиться с В. В. Захаровым, который в качестве аргументов называет три признака, отличающих решения Конституционного Суда РФ и «классический» прецедент: «во-первых, отсутствие тождественности в процессе последующего применения решений Конституционного Суда, нет ни аналогичного применения права, ни аналогичного дела, поскольку Конституционный Суд РФ обладает исключительной компетенцией лишения норм силы; во-вторых, решение Конституционного Суда касается не только судов, но и всех правоприменителей; в-третьих, судебный прецедент, как правило, возникает в связи с рассмотрением конкретного дела. Решения же Конституционного Суда в первую очередь направлены на изменение норм права. Хотя Конституционный Суд РФ и принимает жалобу (запрос) от конкретного лица, в данном случае не происходит ни исследования фактических обстоятельств дела, ни разрешения спора об индивидуальных правах» [8, с. 27].

Таким образом, решения Конституционного Суда РФ, не являясь судебными прецедентами в чистом виде, обладают свойствами судебного прецедента, что обуславливает их исключительную юридическую природу.

 

Литература:

 

1.                  Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ.2014. № 31. Ст. 4398.

2.                  Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (ред. от 04.06.2014) «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ.1994. № 13. Ст. 1447.

3.                  Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ (ред. от 05.02.2014) «О судебной системе Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ.1997. № 1. Ст. 1.

4.                  Регламент Конституционного Суда РФ (ред. от 08.07.2014) // Вестник Конституционного Суда РФ. № 1. 2011.

5.                  Васильева, Т. А. Понятие и признаки судебного прецедента как источника права / Т. А. Васильева // Вектор науки ТГУ. — 2010. — № 3(13). — С. 294–296.

6.                  Гошуляк, В. В. Решения конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации как источник права / В. В. Гошуляк // Законодательство и экономика. — 2007. — № 9. — С. 9–18.

7.                  Едидин, Б. А. О допустимости судебного правотворчества / Б. А. Едидин // Юрист. — 2004. — № 11. — С. 57–60.

8.                  Захаров, В. В. Решения Конституционного Суда РФ в системе источников российского права / В. В. Захаров // Журнал российского права. — 2006. — № 11. — С. 25–31.

9.                  Зорькин, В. Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации / В. Д. Зорькин // Журнал российского права. — 2004 — № 12. — С. 3–9.

10.              Малюшин, А. А. Правотворческие проявления Конституционного Суда РФ / А. А. Малюшин // Подготовлен для системы КонсультантПлюс. 2006.

11.              Подгаевский, А. О. Значение судебного прецедента в России / А. О. Подгаевский // Арбитражный и гражданский процесс. — 2011. — № 11. — С. 2–6.

12.              Тихомирова, Л. В. Юридическая энциклопедия. Издание 6-е, дополн. и перераб. / Л. В. Тихомирова, М. Ю. Тихомиров. — М.: Изд-во Тихомирова М. Ю., 2014. — 1088 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle