Библиографическое описание:

Санталова М. С. Специфика и потенциал развития сферы отношений с инвесторами в российских компаниях // Молодой ученый. — 2015. — №20. — С. 282-285.

 

В России понятие «отношения с инвесторами» (investor relations, IR) появилось в середине 1990-х годов, лишь через сорок лет после появления профессии на Западе. Однако с тех пор соответствующая сфера развивалась быстрыми темпами: уже спустя десять лет, к середине 2000-х годов, IR в некоторых крупнейших российских компаниях немногим уступал западному. С 2008 года специальность «специалист по связям с инвесторами» официально внесена в квалификационный справочник должностей РФ. Во многих компаниях, акции которых котируются только на внутреннем рынке, пока нет соответствующих специализированных служб, однако, в целом, темпы развития профессии в стране достаточно высоки. В 2000 году была создана первая профессиональная ассоциация — «Ассоциация развития финансовых коммуникаций и отношений с инвесторами» (НОА «АРФИ»), среди членов которой крупнейшие российские фондовые биржи, финансовые агентства, эмитенты, а также другие юридические и частные лица, специализирующихся на деловой информации, организации отношений с инвесторами и финансовых коммуникациях [2].

В начале–середине 1990-х годов при зарождении российского фондового рынка практика взаимоотношений с инвесторами в стране отсутствовала. Даже крупнейшие компании были далеки от открытости и прозрачности, предоставляя небольшие объемы информации, порой противоречивые (например, в разных местах годового отчета ОАО «ЛУКОЙЛ» за 1996 год, до создания IR-службы, приводится три разных показателя по годовой добыче нефти компанией [1] — по сути, основному показателю деятельности компании). Средние и мелкие компании порой вообще не предоставляли никакой информации о своей деятельности. По словам Элизабет Вайс [4], в прошлом главы отдела продаж компании «Тройка Диалог», в 1994 году компании не предоставляли данных даже о количестве выпущенных акций, не говоря уже о сведениях, необходимых для оценки их бизнеса. В некоторых компаниях не было людей, способных ответить на вопросы инвесторов, а если и были, то не знали английского языка, а переводчики часто давали неправильный перевод, например, переводили «прибыль» вместо «выручка». Нужно отметить, что в то время у компаний практически не было таких законодательных стимулов для совершенствования корпоративного управления и развития отношений с инвесторами, которые в настоящее время создаются в Индии или Бразилии. Обязательная отчетность по российским стандартам существенно отличалась от западных требований и не подходила для целей финансового анализа.

В тех немногих компаниях, где практика общения с инвесторами существовала, она в основном сводилась к рассылке годовых отчетов и единичным личным встречам с наиболее крупными акционерами, которые проводили непосредственно топ-менеджеры компаний, вынужденные брать на себя IR-функции. При этом, они совершенно не были осведомлены о том, какая информация необходима иностранным инвесторам и в каком формате ее презентовать. Более того, зачастую на встрече с инвесторами было необходимо присутствие десятка топ-менеджеров, которые могли ответить на вопросы, касающиеся исключительно их компетенции (а порой даже не были к ним готовы). Это было необычно для западных инвесторов, которые привыкли общаться с IR-представителем компании, знавшим ответы на большинство вопросов о всех сферах деятельности компании (финансах, операционной деятельности, маркетинге, экологической политике и др.).

Ярким исключением стало ОАО «ВымпелКом», которое было «пионером» совершенствования корпоративных стандартов. В связи с размещением ADR на Нью-Йоркской фондовой бирже в 1996 году компания начала публиковать ежеквартальные финансовые отчеты в соответствии с международными требованиями, а также проводить конференц-звонки для инвесторов и аналитиков по их итогам. Кроме того, в компании было проведено обучение всего топ-менеджмента основам отношений с инвесторами, которое подготовило их к правильному формату общения и подачи информации международному финансовому сообществу. ОАО «ВымпелКом» одним из первых на российском рынке создало информационно насыщенный интернет-сайт, который был крайне удобен для инвесторов и аналитиков. Все эти действия привели к широкому признанию компании на западном рынке. Стоимость их акций в 1996–1998 годах (до кризиса) выросла на 190 %, тогда как российский рынок — на 70 % (по состоянию на конец мая 1998 г.) [3].

Итак, до 1998 года лишь немногие компании уделяли внимание отношениям с инвесторами. Тогда ситуация на российском фондовом рынке напоминала текущую ситуацию в Индии: инвесторы сами вступали в борьбу за покупку явно недооцененных активов на растущем рынке, не требуя взамен открытости или прозрачности. Инвесторы знали, что несут существенные риски, однако были к ним готовы ради получения рекордного прироста вложений. Так, например, в 1997 году российский индекс РТС вырос на 97 %, тогда как S&P 500 — на 33 % [3]. Такая существенная разница в доходности компенсировала страновые риски. Все изменилось в 1998 году с наступлением кризиса в России. Во многом именно недостаток информации стал акселератором краха фондового рынка.

В то же время, кризис 1998 года стал своеобразным толчком к «созреванию» фондового рынка в России. Ведь именно он показал, что пора «дикого капитализма» подошла к концу, именно после него появилась необходимость для компаний подтверждать свою стоимость и предпринимать усилия для привлечения новых и сохранения старых инвесторов. Компании активно перенимали западную практику, все больше компаний начинали отчитываться по международным стандартам, создавать и развивать IR-службы, ездить в роад-шоу, прислушиваться ко мнению инвесторов, раскрывать все более полную финансовую и операционную информацию.

Одной из первых оценила преимущества транспарентности компания «ЮКОС». В 2000 году она начала программу реструктуризации, в ходе которой привела свою структуру в соответствие с западными образцами, начала публиковать ежеквартальные отчеты по международным стандартам, повысила дивиденды, менеджмент принимал активное участие во встречах с инвесторами и поездках за рубеж. Такая позиция принесла свои плоды: за три с половиной года капитализация компании выросла с 200–300 млн долл. (в 1999 году) до 30 млрд долл. к середине 2003 года [3]. Впечатляющие результаты ОАО «ЮКОС» дали стимул и другим компаниям включиться в конкурентную «гонку за прозрачностью». Интересно отметить, что такие проактивные действия российских компаний и рост доверия к ним со стороны инвесторов по времени совпали с рядом корпоративных скандалов в развитых странах (Enron, WorldCom, Marconi, Parmalat и др.) и всплеском негатива финансового сообщества по отношению к информации, предоставляемой западными компаниями.

Наиболее активно развитием взаимоотношений с инвесторами в России занимались компании, которые вышли на западный фондовый рынок. Первыми российскими компаниями, получившими листинг на фондовом рынке США, стали сотовые операторы ОАО «ВымпелКом» (1996 год) и ОАО «МТС» (2000 год). Чуть позднее IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE) провело ОАО «Вимм-Билль-Данн» (2002 год). После ужесточения американского законодательства в 2002 году (закон Сарбейнса-Оксли) российские компании стали активнее размещать свои депозитарные расписки не в США, а на более демократичной Лондонской фондовой бирже (первыми были ОАО «ЛУКОЙЛ», «Татнефть» и «Газпром»).

В то время существовала значительная разница между уровнем корпоративного управления в новых компаниях, созданных с нуля (таких как Вимм-Биль-Данн и МТС), и в старых, пост-советских гигантах (Газпром и РАО ЕЭС). Первые занимали проактивную позицию, раскрывали максимально полную информацию, ездили на инвестиционные конференции, их менеджмент был открыт для встреч с инвесторами и миноритарными акционерами, независимые директора активно работали и давали рекомендации по улучшению корпоративного управления. Вторые же медленнее проводили изменения: независимые директора на практике оказывались представителями связанных групп или не участвовали в процессах управления, а лишь формально «заседали», отделы IR создавались, но работали не в полную силу, информация предоставлялась дозированно и неравномерно, на миноритарных акционеров внимание не обращалось. Со временем ситуация изменилась, и в настоящее время компании с государственным участием, такие как Газпром, Роснефть, ВТБ, являются одними из лидеров в сфере отношений с инвесторами, так как стало очевидно, что это одна из стратегических функций, способная существенно повысить оценку компании рынком [6].

Сегодня уровень IR в российских крупнейших компаниях, акции которых торгуются на международном рынке, соответствует лучшей мировой практике и постоянно совершенствуется: компании ищут новые пути донесения информации до инвесторов, активно используют интернет-пространство, поддерживают постоянные связи с аналитиками, проводят роад-шоу, участвуют в инвестиционных конференциях. В качестве лучших аналитики называют IR-службы ОАО «Газпром», «ЛУКОЙЛ», «Евраз», АФК «Система», «Норникель», «Вимм-Билль-Данн», «Новатэк», «МТС» и «ВымпелКом».

Так, например, IR-отдел ОАО «ЛУКОЙЛ» на ежедневной основе общается с инвесторами и аналитиками, участвует в 12–15 крупнейших инвестиционных конференциях в год, проводит широкомасштабные роад-шоу по итогам финансовых результатов и других важных корпоративных событий, в дополнение к годовому отчету ежегодно выпускает информационные продукты для инвесторов и аналитиков — Справочник аналитика и Основные факты, — в которых содержится большая часть значимых сведений о компании за последние пять лет. В целом, деятельность в сфере отношений с инвесторами компании соответствует уровню IR крупнейших западных компаний.

Однако в большинстве российских компаний второго эшелона потенциал развития соответствующих служб еще очень велик. Для привлечения иностранных инвесторов в первую очередь необходима отчетность по зарубежным стандартам. Однако далеко не все небольшие компании могут себе это позволить. Надо отметить, что часто в небольших российских компаниях менеджмент считает, что нет необходимости выделять средства на осуществление контактов с инвесторами. Однако, как отмечают Том Райан и Чэд Якобс (Tom Ryan и Chad Jacobs) в книге «Отношения с инвесторами как инструмент повышения стоимости акций»: «В настоящее время, многие руководители относятся к отношениям с инвесторами как к слишком дорогому или ненужному виду деятельности. Это опасное заблуждение, так как, хороший IR может снизить стоимость капитала для компании, а плохой — может разрушить доверие к менеджменту и снизить акционерную стоимость на сотни миллионов долларов» [5].

Еще одним препятствием к развитию IR в небольших компаниях является отсутствие отечественных институциональных инвесторов. На западе основными инвесторами являются паевые инвестиционные фонды, пенсионные фонды, страховые компании. В России же действующие паевые фонды крайне немногочисленны и не пользуются доверием населения, особенно после кризиса 2008 года. Кроме того, в нашей стране, в отличие, например, от США, пенсионные фонды не являются активными участниками рынка акций, что также сокращает число потенциальных институциональных инвесторов.

Прозрачность российского рынка существенно ниже западной. Мажоритарные собственники не всегда соглашаются на раскрытие информации о своей компании, даже публичные компании не исключение. В итоге специалисты по связям с инвесторами иногда оказываются «между двух огней»: с одной стороны, им необходимо предоставлять максимально полную информацию о компании для повышения интереса и привлечения инвесторов, и руководство компании само ставит такую задачу; с другой стороны — их зачастую не авторизуют давать те или иные сведения, что делает невозможным полноценное представление компании на рынке. Более того, часто российские компании настолько забюрократизированы, что даже при наличии поддержки руководства, крайне трудоемко оперативно «добыть» внутреннюю информацию у соответствующих служб в нужном формате.

Другой проблемой российской сферы IR является отсутствие подготовленных кадров, так как профессия является для страны совершенно новой. Некоторые компании для осуществления этой деятельности нанимают бывших аналитиков, часто с зарубежным опытом работы, так как они лучше других знают, что требуется для анализа компании. По этому пути пошли такие компании, как ОАО «ЛУКОЙЛ», «МТС», «Газпром». Другие компании назначают на эти должности иностранцев, однако, им часто сложно бывает сотрудничать с людьми в самой компании и получать необходимую информацию. Третьи — выбирают кандидатов из надежных специалистов, изнутри знающих компанию.

Автору видится, что в дальнейшем в российских компаниях отношения с инвесторами должны осуществляться в двух направлениях. С одной стороны, это работа в соответствии с высокими международными стандартами, с использованием всего арсенала современных средств коммуникаций. С другой же стороны, необходимо вовлекать и повышать финансовую активность потенциальных российских инвесторов, делать акции компании привлекательными для вложения средств по сравнению с привычными для населения видами сбережения, наконец, работать в сфере роста доверия к российскому финансовому рынку в целом. В настоящее время, некоторые руководители российских компаний воспринимают отношения с инвесторами как слишком дорогой или ненужный вид деятельности. Это опасное заблуждение, так как хороший IR может снизить стоимость капитала для компании, а плохой — может разрушить доверие к менеджменту и негативно отразиться на акционерной стоимости. Для России представляет особую актуальность создание внутренней базы частных инвесторов, популяризация вложений в фондовый рынок среди населения. Грамотные отношения компаний с инвесторами могут упростить этот процесс, сделать инвестирование понятнее, повысить доверие население к фондовому рынку. Такой путь принесет положительные плоды как для эмитентов, так и для населения и экономики страны в целом.

 

Литература:

 

  1. Годовой отчет ОАО «ЛУКОЙЛ» за 1996 год.
  2. http://www.arfi.ru/rus/295/
  3. Bloomberg
  4. Andrea Kirkby. Russian roulette// IR Magazine — November 1, 1998 http://www.irmagazine.com/articles/stock-exchanges-listings/17638/russian-roulette/
  5. Ryan, T. M., Jacobs, C. A. Using investor relations to maximize equity valuation/ Ryan, T. M., Jacobs, C. A Hoboken, NJ: Wiley Finance — 2005.
  6. Tkach, Vlada. From Russia... with love// IR Magazine — January 1, 2003 http://www.insideinvestorrelations.com/articles/earnings-calls-financial-reporting/16432/russia-love/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle