Библиографическое описание:

Понявин В. В. Развитие института ответственности за изготовление и сбыт поддельных ценных бумаг и платежных документов в российском праве // Молодой ученый. — 2009. — №10. — С. 252-256.

В России ценные бумаги в экономическом обороте появились в начале XVIII века. Они были введены в обращение вследствие необходимых реформ, проводимых Петром I наряду с административной, церковной, военной реформами и реформой в сельском хозяйстве. В процессе строительства портов и речных каналов, развития флота и усиления международных связей, торговля в России стала развиваться ускоренными темпами, что, в свою очередь, требовало использования  в торговом обороте более совершенных финансовых инструментов, чем простая монета. 

Следуя европейскому экономическому пути развития, где ценные бумаги уже в XVII веке были широко распространены, российские купцы стали использовать финансовые документы, имевшие форму вексельных обязательств. Вексель – это ценная бумага, долговой документ – обязательство уплатить кому-нибудь определенную сумму денег в определенный срок. [1, с. 72] Вексель был удобен для перевода средств из одного города в другой, поскольку почта в тот период на больших территориях Российской Империи была малоэффективна. Сохранялась опасность преступлений и на дорогах.

Несмотря на длительное использование, законодательное закрепление вексель получил лишь при Петре II в 1729 году с принятием Вексельного Устава. Этот Устав закреплял, в первую очередь, переводные векселя и векселя на казенные деньги. Наряду с основными положениями – правилами и формами составления векселей, правами и обязанностями сторон вексельного оборота, Вексельный Устав содержал довольно подробное учение о подлоге векселей. Для признания виновным в преступной подделке векселя  достаточно было подделать вексель без учета его сбыта. Однако, при этом, вина должна была быть выражена в форме прямого умысла. Характерной особенностью указанного юридического документа (Вексельного Устава) являлось то, что он не определял виды и размер наказаний, отсылая к Соборному Уложению 1649 г. Вместе с тем, Соборное Уложение предусматривало ответственность целым рядом конкретизированных норм. Отсюда и наказание за подделку векселей было различным: либо битье кнутом, либо отсечение руки.

С постепенным развитием банковской системы в Российской Империи стали использоваться и другие виды ценных бумаг: акции, облигации, чеки, сертификаты. Они имели общее название – «кредитные бумаги». Для предотвращения роста преступлений, связанных с подделкой кредитных бумаг, в Российской Империи стали предприниматься дополнительные меры правового регулирования. С этой целью были изданы: Указ 1752 г. «О наказании за сочинение подложных векселей»; Указ 1766 г. «О векселях фальшивых»; Указ 1769 г. «Фальшивые и нефальшивые векселя»;

В 1845 г. эти и иные документы нормативного порядка были кодифицированы в «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных». В ряду нововведений, Уложение содержало: главу «О нарушении уставов монетных»; раздел «О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны»; отделение «О подделке государственных кредитных бумаг». Здесь статьями 604-611, устанавливалась уголовная ответственность за подделку, сбыт и ввоз из-за границы фальшивых кредитных бумаг.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных в редакции 1885 г. содержание указанных статей осталось практически неизменным. Изменилась лишь нумерация статей. Пункт 1 ст. 571 этого Уложения устанавливал за переделку банковых билетов из низшего достоинства в высшее суровое наказание в виде каторги от 8 до 10 лет. За подделку кредитных бумаг посредством рисования (п. 2 ст. 571) законодатель снижал меру ответственности ввиду невозможности большого распространения таких подделок и устанавливал наказание в виде лишения всех прав состояния и ссылки на каторжную работу от 6 до 8 лет. Статья 572 устанавливала в качестве отягчающего вину обстоятельства подделку ценных бумаг при условии, если она «учинена лицом, которое было употребляемо правительством к приготовлению государственных кредитных бумаг или надзору за приготовлением оных». [2] Уложение в ст. 573 устанавливало равную ответственность главным виновникам  подделки или сбыта поддельных кредитных бумаг и их пособникам. Вместе с тем, Уложение предусматривало освобождение от уголовной ответственности и наказания, при условии, если соучастник преступной подделки предоставлял следствию информацию о своих соучастниках, которая давала возможность пресечения или обнаружения всех обстоятельств преступления. Все найденные поддельные кредитные бумаги конфисковывались и уничтожались (ст. 575).

Ст. 576 отдельно предусматривала ответственность за сбыт фальшивых кредитных бумаг. Под сбытом кредитных бумаг понималась, в то время, продажа, обмен, оплата товара или услуги или предоставление в обеспечение.

В ст. 1150 закреплялась ответственность за подделку кредитных бумаг российских общественных и частных банков, и устанавливалось наказание менее суровое, чем за подделку государственных кредитных бумаг: «лишение всех прав состояния и ссылка в каторжную работу на заводах, на время от шести до восьми лет». Причем, такое наказание было возможно только за подделку бумаг тех банков, которые были утверждены «с разрешения или утверждения правительства», что также было обязательно и для торговых обществ, товариществ или компаний.

Объектом преступной подделки считалось не только право государственной регалии, но и государственный и общественный кредит. Для состава преступления был необязательным сбыт фальшивых кредитных бумаг, поскольку в ст. 576 Уложения устанавливалась самостоятельная ответственность за это деяние. Способ подделки непосредственно влиял на меру наказания лишь относительно подделки государственных кредитных бумаг, и притом отечественных, а не иностранных. Более суровая наказуемость подделки механическим способом объяснялась легкостью размножения поддельных билетов и степенью совершенства в воспроизведении рисунка. Подделываемые бумаги должны были иметь курс, т.е. должны были быть в обращении.

Следующим в соответствии с хронологическим списком важнейшим источником российского уголовного права стало Уголовное уложение 1903 г. В части, касающейся ответственности за подделку ценных бумаг и платежных документов оно должно было внести значительные изменения. Среди нововведений, предложенных Уголовным уложением 1903 г. было положение, в соответствии с которым отменялась повышенная ответственность для должностных лиц, признанных судом виновными в подделке. Отпала и необходимость доказывать умысел подделывателя на сбыт кредитных бумаг, поскольку положение о цели сбыта при подделке исключалось из нового Уложения. Однако большинство глав этого уложения так и не были приняты, в том числе и глава ХХ «О подделке денег, ценных бумаг и знаков».

Таким образом, уголовное право России дореволюционного периода шло от казуального типа к более обобщенному и систематизированному. Наказания за преступления смягчались и становились более цивилизованными и гуманными. Достаточно сравнить наказания за подделку монеты в виде заливания в горло расплавленного металла в XVII веке и каторжные работы, которые предусматривались за это же преступление в XIX веке.

В период проведения Октябрьской социалистической революции 1917 г. и гражданской войны основными источниками уголовного права в России были декреты ВЦИК. Главной задачей принимаемых и издаваемых декретов в этот период было подавление контрреволюционного сопротивления и защита государства от нападения интервентов.  Для поддержания стабильности нового государственного строя требовалось установление жестких наказаний за наиболее опасные преступления, к числу которых, наряду с контрреволюционными преступлениями, относилась и подделка денежных знаков. Всероссийской чрезвычайной комиссии предоставлялось право непосредственной расправы вплоть до применения расстрела за подделку денежных знаков, но состав этого преступления в декретах сформулирован не был, а уголовное законодательство XIX в. уже не действовало.  

Законодательное описание состава подделки денежных знаков и ценных бумаг было дано в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. Нормы уголовной ответственности за совершение этого преступления содержались в разделе «О преступлениях против порядка управления». Согласно ст. 85 указанного раздела, устанавливалась уголовная ответственность за «подделку денежных знаков и государственных процентных бумаг, марок и других знаков государственной оплаты». [3, с. 14] Если подделка этих предметов была совершена по предварительному соглашению нескольких лиц и в виде промысла, то наказание за данное преступление устанавливалось в виде высшей меры наказания (расстрела) с понижением, при смягчающих обстоятельствах, до лишения свободы на срок не ниже трех лет со строгой изоляцией и конфискацией имущества.

Необходимым условием ответственности за подделку денежных знаков и государственных процентных бумаг являлось их изготовление в виде промысла. Уголовный кодекс не давал определения этому понятию. В литературе того периода промысел понимался, как «многократное изготовление или многократная фальсификация денежных знаков или ценных бумаг». [4, с. 258]

Существенным пробелом, допущенным в Уголовном кодексе 1922 г., было отсутствие ответственности за сбыт поддельных денег и ценных бумаг.  Кроме этого, круг подделываемых предметов, квалифицируемых по ст.85, был очень узок – не устанавливалась ответственность за подделку и сбыт иностранной валюты, ценных бумаг в иностранной валюте, а также за подделку платежных документов.

Перечень предметов преступного посягательства при подделке денежных знаков и ценных бумаг был расширен в УК РСФСР в редакции 1926 г. В нем статьей 598 устанавливалась уголовная ответственность за подделку «металлической монеты, государственных казначейских билетов, денежных бон, банковых билетов Государственного Банка и государственных ценных бумаг». [5] Однако и в этой редакции советского уголовного кодекса сбыт поддельных денег и ценных бумаг не был криминализирован. Этот пробел был восполнен «Положением о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для СССР опасных преступлениях против порядка управления)» в 1927 г. Кроме того, Положение 1927 г.  включило в перечень предметов преступной подделки иностранную валюту.

Ценными бумагами в то время считались документы, предъявление которых необходимо было для осуществления тех прав, которые в них выражались. К ценным бумагам относились облигации государственных займов, вексель, чеки, коносамент, складочное свидетельство. Однако предметом преступления по ст. 598 являлись только государственные ценные бумаги, а именно, облигации государственных займов.

Подделка денежных документов не регламентировалась уголовным законодательством до 1929 г. Указанный состав преступления был введен в советский уголовный кодекс постановлением ЦИК и СНК СССР от 18 ноября 1929 г. [6] В связи с этим ст. 22 Положения о преступлениях государственных, предусматривавшая подделку денежных знаков, была дополнена частью второй, предусматривающей ответственность за подделку чеков, документов на денежные вклады и свидетельств по денежным аккредитивам. Наказание за эти деяния устанавливалось в виде лишения свободы со строгой изоляцией на срок не ниже двух лет, с конфискацией всего или части имущества. Опасность подделки чеков, аккредитивов и подобных им денежных документов заключалась в использовании поддельных денежных документов для незаконного получения из кредитных и финансовых учреждений тех или иных денежных сумм.

Знаковым событием в совершенствовании советского уголовного законодательства по борьбе с изготовлением и сбытом поддельных денежных знаков стало подписание 20 апреля 1929 г. и ратификация СССР 16 мая 1931 г. «Международной конвенции по борьбе с подделкой денежных знаков». [7, с. 249] Согласно ст. 3 Конвенции должны были быть наказуемы, как обычные уголовные преступления: все обманные  действия по изготовлению или изменению денежных знаков,  каков бы ни был способ,  употребляемый для  достижения  этого результата; сбыт поддельных денежных знаков; действия,  направленные  к  сбыту,  к  ввозу  в  страну  или к получению или к добыванию для себя  поддельных  денежных  знаков,  при условии, что их поддельный характер был известен; покушения на эти  правонарушения  и  действия  по  умышленному соучастию; обманные  действия  по  изготовлению,  по  получению  или   по приобретению  для  себя орудий или иных предметов,  предназначенных по своей природе для изготовления  поддельных  денежных  знаков  или  для изменения денежных знаков. Международная конвенция по борьбе с подделкой денежных знаков действует и в настоящее время. Однако в ней не содержится положений относительно уголовной ответственности за изготовление, сбыт, хранение либо перевозку поддельных ценных бумаг и платежных документов.

В этом виде законодательство об ответственности за изготовление и сбыт поддельных денег, ценных бумаг и платежных документов просуществовало до принятия 25 декабря 1958 года Верховным Советом СССР Закона об уголовной ответственности за государственные преступления. Указанный закон отменил действовавшее Положение о преступлениях государственных 1927 г.

Согласно Закону подделка и сбыт денег, государственных ценных бумаг и иностранной валюты относились теперь не к особо опасным преступлениям против порядка управления, а к иным государственным преступлениям.  Состав рассматриваемого преступления был сформулирован в ст. 24 Закона: «Изготовление с целью сбыта, а также сбыт поддельных государственных казначейских билетов, билетов Государственного банка СССР, металлической монеты, государственных ценных бумаг или иностранной валюты – наказывается лишением свободы на срок от трех до пятнадцати лет с конфискацией имущества и со ссылкой на срок от двух до пяти лет или без ссылки». [8] Указанная статья без изменений и дополнений была включена в Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. в ст. 87 раздела «Иные государственные преступления». [9]

Объект подделки или сбыта поддельных денег и ценных бумаг не изменился, им являлась советская денежная и кредитная система. По-прежнему наказывалась лишь подделка или сбыт государственных ценных бумаг, а не ценных бумаг вообще. Такими государственными ценными бумагами являлись облигации государственных займов, которые выпускались в СССР при проведении внутренних государственных займов, и давали право на получение по ним выигрыша или товара. СССР проводил хлебные займы, сахарные займы, золотые займы, военные займы и выигрышные займы. Облигации государственных займов имели широкое обращение на территории СССР. Предметом преступления по ст. 87 могли быть только те облигации государственных займов, которые находились в обращении.

Действия, за которые была предусмотрена ответственность по ст. 87 УК РСФСР 1960 г., выражались в изготовлении и сбыте поддельных государственных ценных бумаг. При изготовлении поддельных государственных ценных бумаг в основном имела место не полная, а частичная подделка. Преступниками подделывались номера или серии облигаций государственного займа с целью обманного получения по ним выигрышей.

Подделка денег и государственных ценных бумаг считалась оконченным преступлением с момента изготовления или фальсификации хотя бы одного поддельного денежного знака или государственной ценной бумаги, имеющих достаточную степень сходства с оригиналом, независимо от того удалось ли виновному их сбыть. Сбыт поддельных денег и государственных ценных бумаг состоял в уплате фальшивыми деньгами за купленные товары, размена фальшивых денег, передачи в погашение долга, в качестве подарка, дачи взаймы, в предъявлении в сберкассу для получения выигрыша поддельной облигации государственного займа.

В отличие от ранее действовавшего законодательства, предусматривавшего уголовную ответственность за фальшивомонетничество лишь в случаях, когда изготовление и сбыт  поддельных денег и ценных бумаг совершались в виде промысла, Закон об уголовной ответственности за государственные преступления 1958 г. и УК РСФСР 1960 г. сформулировали состав фальшивомонетничества таким образом, что и единичные случаи изготовления поддельных денег и ценных бумаг и их сбыт образовывали состав рассматриваемого преступления. Это нововведение значительно упрощало вопросы квалификации указанных преступных деяний.

Уголовный кодекс 1960 г. исключил из раздела о государственных преступлениях ответственность за подделку в виде промысла чеков, документов на денежные вклады и вклады ценных бумаг и свидетельств по денежным аккредитивам,  которая предусматривалась Уголовным кодексом 1926 г. Таким образом, лицо, изготовившее поддельные негосударственные ценные бумаги или платежные документы, могло нести уголовную ответственность только за приготовление к мошенничеству или за соучастие в мошенничестве, выражавшееся в получении денежных средств из сберегательной кассы по подложному платежному документу. Самостоятельной ответственности изготовитель поддельной ценной бумаги или платежного документа не нес, что образовывало существенный пробел в уголовном законодательстве.

Законом РСФСР от 25 июля 1962 г. за изготовление или сбыт поддельных государственных казначейских билетов, билетов Государственного банка СССР, металлической монеты, государственных ценных бумаг или иностранной валюты, совершенные в виде промысла была установлена исключительная мера наказания – смертная казнь. [10] Федеральным законом от 1 июля 1994 г. смертная казнь была отменена.

Таким образом, уголовное законодательство об ответственности за изготовление или сбыт поддельных  ценных бумаг и платежных документов в советский период развивалось разнонаправлено: неоднократно вводилась и отменялась смертная казнь, как высшая мера наказания за указанные деяния; в 1929 г. ответственность за изготовление платежных документов была включена в уголовное законодательство, а в 1958 г. исключена из него. Но, важно отметить, что  наказание за подделку государственных бумаг всегда было выше наказания за подделку ценных бумаг общественных и частных предприятий, банков и других организаций. Подделка денег,  ценных бумаг и платежных документов представляла и представляет, прежде всего, нарушение общегосударственного интереса. Все операции с ценными бумагами изначально и всегда были монополией государства, что не позволяло подрывать его экономическую структуру и мощь.

 

Литература

1.      С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка / Российская академия наук.- М: Азбуковник, 1999.

2.      Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года. [Текст] / изд. Н. С. Таганцев. - 5-е изд. доп. - СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1886.

3.      Сборник нормативных актов по уголовному праву России Х-ХХ веков: в 3 частях. Ч.3 / Ю.И. Бытко, С.Ю. Бытко. – Саратов: Изд-во Саратовской государственной академии права, 2005.

4.      Пионтковский А., Меньшагин В. Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т.1. – М. 1955.

5.      Уголовный кодекс РСФСР с новейшими изменениями и дополнениями по 22-ое июня 1926 г. С алфавитно-предметным указателем. Изд-во «Рабочий суд». Ленинград-Москва, 1926.

6.      Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. / Под ред. И.Г. Голянова. – М.: Госюриздат, 1953.

7.      СЗ СССР 1932 г. № 6, ст. 62.

8.      Ведомости ВС СССР, 1959, № 1, ст.8.

9.      Ведомости ВС РСФСР, 1960, № 40, ст. 591.

10.  Ведомости ВС РСФСР, 1962, № 29, ст. 449.

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle