Библиографическое описание:

Газаева А. Р. Традиции народной поэзии в творчестве Гино Баракова // Молодой ученый. — 2009. — №10. — С. 216-221.

В развитии художественной литературы устное народное творчество играло и играет важную роль. Максим Горький показал, что наиболее значительные произведения мировой литературы возникли в тех случаях, когда великие писатели опирались на социальный и художественный опыт народа, когда они становились выразителями коренных его интересов. «Мильтон и Данте, Мицкевич Гёте и Шиллер,- писал он, - возносились всего выше тогда, когда их окрыляло творчество коллектива, когда они черпали вдохновение из источника народной поэзии, безмерно глубокой, неисчислимо разнообразной, сильной и мудрой… Искусство во власти индивидуума, к творчеству способен только коллектив. Зевса создал народ. Фидий воплотил его в мрамор».[8, с.33-34]

Связь поэзии с фольклором понимается не только как определённая близость сюжетов, мотивов или образов. Фольклоризм – явление более глубокое и сложное. В соответствии с этим изучается не только вопрос об использовании поэтами отдельных фольклорных мотивов, образов и форм, но и проблема воздействия на литературу народно-поэтических принципов изображения действительности, проблема творческого освоения эстетического опыта народа и нового воплощения его идеалов.

Использование фольклорного сюжета, даже самого прекрасного, ещё не обеспечивает успех произведения. Не воспроизведение внешних форм и образов, а глубокое проникновение во внутреннюю сущность народной поэзии, постижение её духа, освоение общественных и эстетических  идеалов народа, принципов отображения действительности и их творческое использование для осмысления жизни и воплощения собственных идей, мыслей и чувств являются целью обработки фольклорного материала и применения традиций народной поэзии.

«Характер понимания народного творчества, – отмечает П.Выходцев, – отражает  меру понимания художником самого народа, его исторической жизни, его нравов, обычаев, чаяний... Обращение к народному творчеству у настоящего художника всегда вызывается желанием глубже выразить интересы народных масс». [3, с.16-17]

Осетинская поэзия, как своеобразная летопись духовного бытия народа, берёт свои истоки из богатейшей сокровищницы устного творчества. Народ — первый по времени и гениальности поэт,— гласит мудрое изречение М. Горького. Писатели Осетии в народной поэзии видели  важнейший источник познания жизни, быта, психологии, идеалов, дум и чаяний трудового народа. Народное творчество являлось для них составной частью национальной культуры. Отсюда вытекал постоянный интерес к фольклору как творчеству современному, которым живут массы людей труда. Они постоянно обращались к сокровищнице народного искусства и на её основе создавали свои лучшие произведения, свои лучшие образы. Живое творчество народа было той благодатной почвой, на которой возникла и развивалась осетинская литература. Но вместе с этим усваивались традиции русской реалистической культуры.

Александр Горелов верно замечает, что «художественная роль классического и современного народного творчества сказались прежде всего в том, что оно способствовало и способствует выработке представлений писателя о прекрасном», что «народная эстетика при этом нередко решающим образом влияет на формирование художника, эстетические идеалы народа, нации становятся эстетическими идеалами писателя, вкусы народа определяют вкусы и пристрастия  художника ». [2, с.206]

В конце 20-х начале 30-х годов в осетинской литературной критике под влиянием идеологии пролеткульта возникло нигилистическое отношение к культурному наследию прошлого. Но появляется статья В.И. Абаева «Фольклор». В ней автор даёт высокую оценку осетинскому фольклору, определяет его значение в национальной культуре, в изучении быта и истории народа, его место в развитии искусства и литературы. «Кто утверждает, что язык наш беден, пусть послушает лучших сказителей, - отмечает В. И. Абаев. – Подобно широкой, полноводной реке, не зная препятствия и обмеления, течёт их речь, богатая и могучая; без единого лишнего слова в ней находят краткое и полное воплощение все мысли, картины, события»! [1, с.78]

В.И. Абаев указывает на значительные успехи молодой осетинской литературы в освоении народно – поэтического материала. Эти первые опыты показывают, «какие возможности, какие прекрасные сюжеты и поэтический материал таятся в осетинском фольклоре, полезные и необходимые для обогащения нашей литературы». Отмечая достижения осетинских писателей в использовании идейно – художественных традиций фольклора, В. Абаев призывал: «Несметные сокровища фольклора золотоносной рудой стоят перед нашими писателями, и если последние обладают способностями и талантом, то смогут дать нашей литературе много поэтических жемчужин».

Статья В.И. Абаева  была программой, в ней были изложены основополагающие положения, характеризующие правильное понимание роли и значения фольклора в развитии национальной культуры. Она предполагала дальнейшее всестороннее изучение народного творчества, определение его национального характера и исторического содержания. Эти проблемы нашли своё разрешение в трудах последующих исследователей творчества осетинского народа и, в частности, в трудах самого В. Абаева, который указал и на принципы фольклорных традиций.

Деятельность мастеров осетинской художественной литературы конца 19 начала 20 веков (К. Хетагуров, Е. Бритаев, С. Гадиев, Ц. Гадиев и др.) была одним из  каналов, по которым лучшие поэтические  достижения  трудового народа вливались в общенародный фонд осетинской культуры, становились слагаемым передовых литературных традиций.

На развитие осетинской литературы всегда плодотворно влияли русская классическая и советская литература. Без творческого освоения осетинскими писателями громадного опыта русских классиков невозможно было бы рождение в осетинской прозе романа и повести.

Традиция обработки фольклорного материала, при которой поэт не только бережно сохранял идейно - художественное содержание народного произведения, но и обогащал и углублял его, идёт от великого осетинского поэта Коста Хетагурова (1859-1906). Позже эта традиция  своё развитие получила в творчестве лучших поэтов советской Осетии. Известный  критик А.Тибилов  правильно заметил, какую важную роль  играет обработка фольклорных сюжетов в творчестве Коста Хетагурова. «Одними поэтическими способностями, – указывал критик, – Коста не стал бы певцом своего народа. Но он глубоко понимал душу горца, всесторонне изучал его простые песни и   предания, постигал тайны его языка». [12, с.24]

Коста Хетагуров будучи «глубоко национальным» поэтом, поднялся до уровня передового мировоззрения своего времени. Он опирался на прогрессивные традиции русской и мировой литературы, но наряду с этим корни творчества Коста глубоко уходили в народную почву и питались из живительного источника осетинской  устной поэзии. «Коста был подлинный народный поэт,– писал А. Тибилов.– Он глубоко понимал душу народа, его психологию, его думы и настроения, его быт. Он выражал всегда то сокровенное, что волновало народ, выражал его коренные интересы». [10, с.301]. Многие бессмертные творения Коста Хетагурова созданы на основе народных песен, преданий, пословиц. («На кладбище », басни).

Отдельные произведения осетинских  поэтов созданы по эстетическим принципам  нартовских сказаний. Сказания пронизаны глубоким реализмом и духом демократизма. Образы, быт мировоззрение народа показаны в эпосе с исключительной жизненной и художественной правдивостью. В  них получило яркое и глубокое отражение многовековая история, психология, мудрость и поэтический дар осетинского народа. «Сказания о нартах, - пишут исследователи, - это своего рода энциклопедия жизни осетинского народа». [9, с.4]

В народнопоэтическом творчестве осетин богатством исторического содержания отличается и героическая песня. «Народные героические песни, богатые социальным и историческим содержанием, больше, чем другие жанры фольклора, питали живительными соками осетинскую литературу, обогащая её художественно-изобразительными средствами, образами, идеями». [4, с.24]

Основное содержание исторических песен — борьба против иноземных поработителей и местных феодалов. Они создавались в трагический период истории осетин. После монголо-татарского нашествия на скудной земле жизнь стала тяжелой, обычаи суровыми, борьба за существование жестокой. Разобщенность народа в горах, набеги, и притязания чужестранных  феодалов и князей усугубляли положение. В этих условиях лишь исключительный героизм и стойкость давали воз­можность человеку выстоять, выжить. И народ смог сохранить свой независимый дух. Песня стала для него школой мужества и доблести.

Важную роль сыграло устное народное творчество в становлении и развитии осетинской советской поэзии. Передовые поэты советской Осетии (Гино Бараков, Александр Кубалов, Георгий Малиев, Иван Джанаев- Нигер и др.) активно и каждый по- своему, в соответствии с индивидуальными особенностями мастерства и конкретными идейно – художественными задачами, осваивали и перерабатывали богатства народного творчества, рассматривали фольклор как действенное оружие в борьбе за новую жизнь. Они не  только использовали материал устной поэзии, но усваивали приёмы его обработки, созданные поэтами дооктябрьского периода. И жемчужины народной мудрости – яркие образы, героические  характеры, ясность и красота мысли, лаконизм речи  входили, как органические  элементы в творчество мастеров осетинской литературы.

Обращение к героическим страницам истории, к фольклору стало хорошей традицией в осетинской литературе 20-х годов. Активное обращение передовых писателей к этому жанру не было случайным. Поэтов в нём привлекали острые социальные конфликты и драматические ситуации, в которых они видели истоки духовного здоровья, героизма и творческой энергии народа.

Лучшее доказательство тому - это творчество Гино  Баракова (1890-1937). Поэт в жизни народа, в истории его борьбы усматривает преемственность хороших традиций — они обогащаются новыми поколениями, они воспитывают людей в духе героизма, в духе ненависти к рабству, пробуждают в человеке чувство стремления к свободе, чувство национальной и социальной гордости.

Шамиль Джикаев отмечает: «Поэтические произведения Баракова характеризуются своеобразным сочетанием традиций народной и индивидуальной поэзии, которые так тесно и органически переплетаются, образуя одну художественно - изобразительную систему, что порой их трудно отличить друг от друга. Он щедро вносит в свои стихотворения и поэмы народные мудрые изречения, образные фразы и выражения, умело пользуется здоровым народным юмором, острой сатирой, подчас переходящей в гневное обличительное выступление врагов народа, против пороков общества, косности. Активно вводит в произведения образы и мотивы из фольклора, но элементы фольклора никогда не кажутся инородным телом на организме произведения, а срастаются с ним, украшая и обогащая прекрасными цветами его художественную ткань». [5, с.75]

Народная поэзия как художественное воплощение и источник познания жизни и мировоззрения трудового народа являлась важнейшим средством идейно-эстетического формирования писателя. В ней поэт находил прекрасные картины и образы, в которых решаются проблемы народной этики и философии. Но он заимствовали из фольклора не только сюжеты или поэтические средства воплощения. Освоив идейно-эстетические идеалы фольклора, он создал поэмы, в которых воскресает мир идей и нравственных понятий народа, мир, в котором идёт борьба за торжество светлых начал жизни, в котором мораль народа является главным мерилом добра и зла, верховным судьей всех человеческих деяний.

По мотивам народной поэзии Г. Бараковым написаны поэмы-кадаги «Азджериты Куцыкк» и «Алагирское сказание», стихотворение «Чермен», рассказы «Красавицамира» («Бæстырæсугъд»), «Тауче» и др. Фольклорные произведения Баракова отличаются глубокой идейностью и высокой художественностью, герои их наделены лучшими чертами народа.

В историческом прошлом осетинского народа, в его поэтическом творчестве Гино Баракова привлекает, в основном, героическая борьба народа за человеческие права, за национальную независимость и свободу. Прошлое объясняет настоящее и помогает строить будущее — таков смысл обращения поэта к фольклорному материалу. Подлинная народность творчества Гино Баракова выражается в изображении жизни народа, его быта и психо­логии, в глубине показа народных характеров. 

Его герои - простые горцы, но они исполнены чувства достоинства, им присущи благородные порывы к свободе. Опираясь на идейно-художественный опыт фольклора, в «Алагирском сказании» перед нами встает образ самого народа во всем величии его духовных и физических сил.

Многие стороны народной жизни отражены в поэме с большой художественной силой и реалистической точностью. В первых частях поэмы автор воспевает щедрость души народной, ее гордую красоту, любовь к прекрасному. В третьей части даются живописные картины родной природы. Воспевается радость крестьянского труда. В самом труде поэт видит высокую поэзию жизни, которая украшает природу и облагораживает человека.

Поэма открывается колыбельной песней. В осетинском фольклоре и литературе этот жанр имеет щедрые традиции. Гино Бараков вкладывает в колыбельную, содержание с ярко выраженной социальной направленностью.

В первой части поэмы Бараков дает колоритную картину пиршества в осетинском ауле. Поэт показывает народные обычаи, нравы, характеры людей. Это не простое этнографическое описание, а живое изображение народа, прославление щедрости его души. Поэт вводит нас в мир отважных людей, умеющих трудиться, воевать, ценить все прекрасное в жизни.

По представлениям осетина, дом, не посещаемый гостями, лишен счастья, изобилия и уважения людей. Поэтому у осетин есть мудрое изречение: «Гость приходит к настоящему нарту» (Уазæг нæртон лæгмæа цæуы). Этим и руководствуется мудрый старик Малсаг. Когда за аулом появились всадники, он  в одной руке держал рог с напитком, символ почестей, уважения к гостю, к человеку, который приходит с миром. А в другой руке держал меч- символ борьбы со злом и насилием. Поэт создает психологическую картину, в которой выразил одну из характерных черт жизни осетин.

Драматическая сцена собрания Баделят (феодалов Западной Осетии) перед отправлением в поход одна из замечательных страниц поэмы. В ней, с одной стороны, обнажаются, социальные корни моральных представлений и злодеяний алдаров, их отношения к народу, с другой стороны, в ней дается характеристика жителей различных ущелий (обществ), воинственные нравы которых обусловлены их жизненными и природными условиями. Эта сцена, безусловно, возникла на основе одного из вариантов народной песни «Бадилаты зарæг» («Песня Баделят»).

Бараков дополнил и расширил содержание песни в реалистическом изображении жизни и нравов людей. Но и здесь использовал фольклорный материал. В поэме сталкиваются различные мнения, конфликт обостряется и драматическое действие приобретает напряженность и взволнованность.

Одной из характерных особенностей осетинских народно-эпических произведений является цельность сюже­та, его простота и однолинейность. Такие рамки не отвечали художественному решению творческого замысла Гино Баракова, и он смело осложняет композицию и сюжет поэмы дополнительными элементами и сюжетными линиями.

«Изображая жизнь и быт трудового народа, Бараков добивается точного художественного воспроизведения их отдельных сторон, но поэт обладает чувством меры и спо­собностью замечать самое главное, он никогда не вступает на путь натуралистического описания обыденщины», - пишет Шамиль Джикаев. [6, с.105]

В «Алагирское сказание» Гино Бараков вводит романтические эпизоды из жизни молодого алдара Матарса и его возлюбленной. Судьба несчастных влюбленных, испытавших всю тяжесть бремени античеловечных нравов и обычаев своего класса,— плод  творческой фантазии поэта, но и здесь налицо черты фольклоризма.

Матарса оказался в плену у крестьян. Поэтическое изображение душевных страданий узника в поэме отличается художественной выразительностью и реализмом. Бараков с мастерством применяет фольклорные традиции в раскрытии характера, чувств и стремлений героя. Описание томления узника, его обра­щения к различным птицам с просьбой известить о нем девушку, его страстные жалобы на судьбу проникнуты лиризмом и эмоциональной взволнованностью, и эти мотивы, их изобразительные средства почерпнуты поэтом из источника осетинской народной поэзии.

Интересным представляется и таинственный образ девушки, возлюбленной Матарса. Поэту удалось показать всю глубину ее душевных переживаний, ее плачевную судьбу и горестную жизнь, которая оборвалась трагически. «Ее плач, полный высоко­го трагизма, вызывает слезу сострадания даже у самых черствых и суровых людей, ему вторит природа — содрогаются горы, рыдают реки и леса («Хъарæгмæ нызгъæлынц хæхтæ, бæстæ азæлы уынгæг»). Плач девушки проникнут пафосом истинной народной поэзии, в конце поэ­мы он звучит как реквием, его сильные и прекрасные аккорды— это плач над судьбой влюбленных, счастье и любовь которых попраны законами общества». [11, с.108]

В центре внимания поэта Гино Баракова  была и остаётся тема исторической судьбы народа, его славных традиций.  Одним из основных мотивов, к которому постоянно обращается поэт–это идея борьбы и героизма, борьбы за свободу личности, за её национальное, общественное и индивидуальное достоинство, это идея гуманизма и справедливости.

В 20-е годы Гино Бараков создаёт героическую поэму «Азджериты Куыцыкк».

Поэма «Азджериты Куыцыкк» носит ярко выраженные черты фольклоризма. Ш. Джикаев верно замечает: «Автор кадага проявляет глубокое проникновение в сущность народной поэзии. В фольклоре, по мнению Гино Баракова, нашли свое отражение жизнь народа, его думы и чаяния, его извечная мечта о свободе и независимости. Поэт свои замыслы черпал из сосуда красоты и мудрости народного творчества, но образы фольклора наполнял плодами своих дум, обогащал опытом великих исторических событий, достижениями лучших традиций осетинской и русской передовой литературы». [7, с.93]

Поэма в проблемном и жанровом отношении связана с представлениями осетин о героической личности, об идеальном герое. Здесь налицо народные представления о поборнике справедливости о герое- заступнике

Существует несколько записей песен и преданий о Куцыке. В них Куцык предстает перед нами доблестным героем, защитником интересов и чести своего народа.  Идеи и образы этих песен и преданий не могли не заинтересовать Г. Баракова. На их основе он  создал свое эпическое сказание. Типы, созданные  народом - «наиболее глубокие и яркие, художественно совершенные» (М.Горький). Произведение по своей идейно-художественной направленности близко к народному кадагу (поэтическое сказание), хотя в нем мы видим проявление яркой личности са­мобытного художника. Но, так или иначе, поэт черпал образы, мысли и художественно-изобразительные средства в фольклоре родного народа.

В прологе поэмы сказитель. Яркими красками поэт создает исторический фон описываемых событий, сочным народным языком говорит о времени, когда народ боролся против произвола алдаров и завоевателей. Народ защищал свою землю и в жестоких сражениях отстоял ее, отстоял и сохранил свою культуру, обычаи, обогащенные идеями борьбы и свободы, мужества и благородства.

Сюжет кадага имеет множество параллелей в осетинском фольклоре. К прекрасной девушке отовсюду идут женихи. Она дает традиционные условия для испытания женихов и выходит замуж за того, кто с честью выдержал эти испытания (предания «Згидская красавица»). Гино Бараков использовал этот мотив осетинского фольклора, обогатил его другими элементами и придал ему новое звучание. Поэт в эпическое повествование внес лирическое начало и этим новаторством усилил художественно-эмоциональную силу произведения, глубже раскрыл характеры своих героев.

Повествование кадага «Азджериты Куыцыкк» начинается описанием картин родной природы, чья одухотворенная красота пробуждает в душе человека любовь к родной земле, наполняет ее жаждой жизни, дает ему силу и радость.

От описания природы поэт переходит к эпическому повествованию. У Азнауровых выросла красавица неписанная—Бæстырæсугъд (буквально—Краса мира). Славную девушку безуспешно сватают лучшие женихи страны. Героиня поэмы не находит достойного человека в стране: она ищет борца за свободу и счастье народа, за свое человеческое достоинство. По ее представлениям, позорно быть рабом. Она проявляет презрение к трусости, к рабскому преклонению перед насилием. Она хочет видеть страну независимой, народ - свободным, мужчин - достойными имени свободного человека. Но она проявляет трезвое отношение к жизни, понимает, что не легкой будет борьба за свободу. Поэтому она,  наряду с условием отомстить врагу, ставит и другое условие, требующее от человека силу воли, стойкости и выносливости.

Образ Бæстырæсугъд имеет много сходных черт с лучшими женскими образами осетинского фольклора, прежде всего с образом Аколы из нартовского эпоса. Акола на симде нартов высмеивает славных героев, находит в каждом из них недостатки, она требует от нартов мужества и благородства. Акола хочет видеть человеке борца за свободу народа, за его освобождение от вековечного рабства. Таким героем оказался только Батрадз.

Азгериев Куцык с самого начала повествования предстает перед нами гордым юношей, он полон отваги и благородных чувств. Куцык — живой, реальный персонаж, в его поступках правдиво и увлекательно раскрываются черты, свойственные не только народным героям, но и его индивидуальному характеру.

М. Горький писал, что народ, «создавая эпическую личность, наделял ее всей мощью коллективной психики». И Бараков стремится так показать героя, чтобы обобщить в нем наиболее существенные, устойчивые черты горца-осетина.

Куцык встретил не своенравную капризницу, как предполагал, а мудрую девушку, которая открыла ему глаза на мир. Ее слова пробудили в нем ненависть к рабству, и он становится мстителем за обиды народа, борцом за его свободу.

Герой один взялся за дело, которое под силу только целому коллективу людей, народу. В этой роковой ошибке заключается одна из главных причин его трагедии.С ним в поход отправляется только один старик Асланыко, который пытается убедить юношу, что из-за капризов женщины не сле­дует губить свою жизнь. Но Куцык готов идти на смерть:

Мне хочется доказать, что тот, кого угнетают,

Восстанет,   наконец, свершив возмездие

Над тем, кто грабил, угнетал, убивал.

(Подстрочный перевод)

В словах героя отражается авторская концепция проблемы исторической роли трудового народа, в них выражена вера в силу и социальную справедливость угнетенных масс.

Он полон рыцарского благородства и гордости, не хочет легкой победы, никогда не прибегает к хитрости, к коварству. Все эти качества он унаследовал у лучших героев осетинского народного творчества.

Многие сцены, изображающие походы и сражения героев, напоминают описания аналогичных сцен нартовских сказаний, но поэт, употребив фольклорное выражение, образ, картину, конкретизирует их, расширяет, углубляет, и перед нами предстает развернутая поэтическая картина, отмеченная оригинальностью художественного орнамента, живыми чертами рисунка.

Одно из ярких мест поэмы - это сцена встречи отца и сына. Просветленный юноша в лице отца осуждает старшее поколение людей. Они не только стали рабами, не только уронили достоинство великих предков, но и воспитывали его в духе неведения, скрывали от него истину жизни, причины своих бедствий.

Здесь сталкиваются два характера, две идеологии — мещанская, которая характеризуется рабским преклонением перед насилием, низким малодушием перед опасностью, отказом от свободы и достоинства ради сохранения своей жизни, и идеология борца, которая выражается в страстном желании свободы, в стремлении к самоотверженной борьбе во имя светлых идеалов народа, во имя независимости и процветания родины. Этой идее посвятил свою жизнь Куцык, в образе, которого поэт воплотил свой идеал народного героя.

Народность героя доказывает и  то, как Куцык проявляет заботу о старшем товарище, уважение и почтительное отношение к человеку, к обычаям народа, к женщине-матери. Так, он, преследуемый настигающим его врагом, почтительно внимает просьбам и мольбе матери, дает ей обещание не убивать её сына. Но Куцык наделен и чертами характера, присущими только ему. Автор его показывает человеком мыслящим, в нем физическая сила и храбрость гармонически сочетаются с нравственной красотой души и благородством мыслей. Во внутренних монологах героя полнее раскрывается его характер, его понятия о славе и подвиге, о борьбе, в них — его раздумья о жизни и смерти. Подобные монологи и рассуждения не свойственны фольклорным произведениям. И это главное, что внес поэт нового в практику творческой обработки фольклорного материала.

Внутренние монологи героя отличаются глубоким лиризмом, искренностью чувства, глубиной философской мысли:

Настал день — мы рождаемся, живем.

Настал день — мы умираем. И это не тяжело,

Когда не знаем муки совести. Где нужно бороться,

Где нужно умереть,— мы отдадим остаток дней (жизнь).

В этих словах героя выражена не только народная мудрость, но и светлый ум борца за права своего народа.

Поэт пишет образ любимого героя яркими красками, смелыми мощными мазками создает впечатляющие поэтические картины. Куцык, истекая кровью во дворе у девушки, сознает, что проявить свою слабость при родственниках будущей жены по традициям осетин считается позором. От этого сознания в изнуренное ранами тело возвращаются силы. Он поднимается и на верном коне едет в поле, где и умирает. Эта картина, отмеченная драматизмом, примечательна еще и тем, что в ней автор проявил глубокое понимание сущности и значения народных обычаев и традиций, которые в человеке воспитывали чувство благородства и красоты, требовали силу духа, стойкости и выносливости — качества, жизненно необходимые человеку в суровых условиях жизни горцев. Эти качества были школой мужества и нравственного воспитания для молодого осетина.

Из авторской трактовки образа героя вытекает идея, которая красной нитью проходит по всему произведению: когда человек борется во имя справедливости, во имя народа, он не знает усталости, он непобедим. Но как только он становится на путь насилия, его покидают силы и он погибает. Эта идея автора свое подтверждение находит в символической картине в конце кадага. В ней выступают два начала. С одной стороны, ясное солнце освещает своим сиянием умирающего воина, с другой — к нему слетают черные вороны. Здесь солнце, символ всего прекрасного, олицетворяет великий подвиг героя, который предстает в ореоле бессмертной славы. Но он проявил жестокость и бесчеловечность. И вороны, символизирующие смерть и отмщение, бросают тень на светлое лицо героя.

С большой любовью поэт создает впечатляющий образ бедной вдовы-матери по имени Гагат, сыновья которой погибли в грабительских походах алдаров. Она проникнута чувством ненависти к обществу, отнявшему у неё самое дорогое — жизнь детей. Она говорит Куцыку проникновенные слова, полные народной мудрости, верой в силу народа, в его историческую судьбу. Ее речь изобилует пословицами и поговорками, язык лаконичный, сочный и выразительный. Недаром народное изречение о силе коллектива («Если стадо овец заблеет на дерево, то все плоды с него посыпятся»), взятое автором для эпиграфа произведения, высказано устами этой женщины. По-разному отнеслись люди страны врагов героя к поражению ее войск. Гагат не скрывает своей радости. И радость ее вызвана не только и не столько тем, что ее последний сын не отдал свою жизнь за интересы господ-богачей, угнетающих народы, но и тем, что пришел конец их произволу и насилию.

По ее мнению, в несправедливом деле нельзя снискать себе славу героя. Ее слова, обращенные к женщинам, полны глубоких мыслей, говорят о высоком уровне ее социаль­ного самосознания:

Я не считаю счастливым того, кто порабощает

И угнетает других... И в его стране не будет

Ни жизни, ни счастья, ни покоя,—никогда не будет!

Победа Куцыка над силами эпической Арапыстон—это, по мнению Гагат, справедливое возмез­дие угнетенного  народа, осуществление его идеалов.

Таким образом, кадаг Гино Баракова «Азджериты Куыцыкк» – это эпопея о борьбе человека за свои права, за счастье и свободу людей, это песнь величию народа, торжеству его идеалов.

Гино Бараков проявил умение вскрывать в старых фольклорных образах и сюжетах их основную сущность, видел их непреходящее значение, обладал способностью обогащать эти образы идеями современности, поднимать их на высоту больших социально-исторических обобщений.

 

Библиография

 

1.      Абайты В. Фольклор. Журнал «Мах дуг», 1935, стр.78.

2.      Ал. Горелов. Писатель и фольклор.« Нева » ,1958,  № 11, стр. 206.   

3.      Выходцев. П.С. Русская советская поэзия и народное творчество, Изд. АН СССР, 1963, стр. 16-17.

4.      Джикаев Ш. Фольклор и осетинская советская  поэзия. 1917-1941г.г. Орджоникидзе, «Ир», 1972, стр.24.

5.      Джикаев Ш. Фольклор и осетинская советская  поэзия. 1917-1941г.г. Орджоникидзе, «Ир», 1972, стр.112, стр.75. 

6.      Джикаев Ш. Фольклор и осетинская советская  поэзия. 1917-1941г.г.  Орджоникидзе, «Ир», 1972, стр.93.

7.      Джикаев Ш. Фольклор и осетинская советская  поэзия. 1917-1941г.г.  Орджоникидзе, «Ир», 1972, стр.105.

8.      Джикаев Ш. Фольклор и осетинская советская  поэзия. 1917-1941г.г.  Орджоникидзе, «Ир», 1972, стр.108. 

9.      М. Горький. Собрание сочинений в 30ти томах, т.24, Гослитиздат, М., 1952,стр.33-34.

10.  Нартский эпос. Сборник статей Дзауджикау, 1949 г., стр. 4.

11.  Тыбылты  Алыксандр. Равзаргæ уацмыстæ, Цхинвал, 1964, стр.301.

12.  Тыбылты А. Къостайы зарджыты  уидаг Журнал «Фидиуаг»,.1927  ,№56 стр.24.    

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle