Библиографическое описание:

Ополев П. В. Диалектика в философской традиции // Молодой ученый. — 2009. — №10. — С. 202-207.

Диалектика, несмотря на кризис, сохраняет за собой статус универсального методологического основания в современной философии и науке.  Тем не менее, кризис идеологии марксизма привел к смене философских ориентаций и восприятию диалектических проблем как ненужного «повторения пройденного». Кризис диалектики, ознаменовался падением  методологического уровня философских исследований, что объясняется многими причинами, одной из них является формально – логическое понимание диалектики, её концептуального ядра - принципа противоречивости. Другой причиной является обилие междисциплинарного знания. И если первое связано с недостаточным вниманием к диалектической традиции как таковой, то второе обусловлено появлением направления претендующего на роль всеобщего методологического основания.  

Кризис «старой» теории во многом обусловил повышенный интерес ко всему «новому». Этим самым «новым» оказывается синергетика, которая претендует на статус всеобщего учения о развитии. Становление синергетики, в этом отношении, должно стимулировать переоткрытие философских оснований диалектики. Это и стало побудительной причиной и целью данной статьи в целом – эксплицировать основания диалектики в философии.  

Существует множество определений диалектики.  К примеру,  диалектика  может быть представлена как: «философская концептуализация развития, понятого, как в онтологическом, так и в логико-понятийном его измерениях, и – соответственно-конституирующаяся в историко-философской традиции, как в качестве теории, так и в качестве метода» [18, c. 305], или «…как наука, изучающая всеобщие формы бытия, всеобщие формы движения, развития объективной действительности и познания» [23, c. 29].

Диалектическая культура мышления наиболее полно представлена в рамках абсолютного идеализма Г. В. Ф. Гегеля. В сущности, диалектика по Г. В. Ф. Гегелю, прежде всего наука представляющую собой характеристику общих форм движения.  Г. В. Ф. Гегель  в диалектике охватывал всю область действительности:  начиная от логических категорий, сферы природы, духа и заканчивая диалектикой категорий исторического процесса.

В контексте материалистической традиции диалектика рассматривается в качестве науки, учения о тождестве противоположностей, учения о противоречиях, в качестве науки о   всеобщей связи. Подчеркивая неразрывную связь диалектики с мировоззрением Э. В. Ильенков называет диалектику наукой «о процессе отражения природы и истории в человеческом мышлении» [9, c.364].  В целом, диалектика рассматривается как самодостаточное философское учение о развитии, корнем которого выступает противоречие, но не  запрещенное формально-логическое, а именно диалектическое противоречие.

Система категорий диалектики выстраивается по-разному: в контексте объективации абсолютного духа (логика, натурфилософия и философия духа) – идеалистическая диалектика, и в рамках материализма   в форме принципов – материалистическая диалектика. Материалистическая диалектика, как уже было сказано, выстраивается в контексте системного подхода, поскольку принцип единства материализма и диалектики предполагал системное единство категориального аппарата диалектики.

Диалектика существует в рамках системы категорий и законов, которые резюмируются в следующих принципах: принципе единства теории и практики, принципе взаимозависимости объектов и его атрибутов, принципе противоречивости объектов и его атрибутов, принципе развития, принципе отражения или единства диалектики, логики, и теории познания. Наиболее идеологически нагруженный принцип – принцип партийности [14 , c. 13-82]. 

Как видно из предыдущих рассуждений существуют несколько общепринятых концепций диалектики. Не смотря на то, что существует типизации диалектических учений на позитивные, негативные, субъективные и объективные, классической типизацией диалектики является качество субстанции, которая лежит в основании диалектического противоречия.

В данном контексте диалектическая мысль существует в двух своих «модификациях»: идеалистической и материалистической. Диалектика представляет собой результат осмысления единства борьбы противоположностей,  которые осмысливались, то на идеалистических (Г. В. Ф. Гегель), то на материалистических основаниях (К. Маркс, Ф. Энгельс). В виду этого, как отмечает Э. В. Ильенков, необходимо понимать, что формула, рассматривающая диалектику как учение о всеобщих законах развития игнорирует «исторические различия» материалистической и идеалистической диалектики [9, c. 364]. Однако как отмечают А. В. Иванов и В. В. Миронов: «Её разделение на идеалистическую и материалистическую диалектику весьма условно. И тот и другой вариант позволяют эффективно объяснять реальное и идеальное бытие» [8, c. 287].

История диалектики многогранна, однако она непосредственно связана со становлением и развитием философской традиции, рационализацией и концептуализацией человеческого мышления. Источником диалектики является обнаружение универсальной двойственной природы противоположности, принципа единства и борьбы этих начал. Обнаружение базовых диалектических принципов не является заслугой  только Западной философской традиции. Восточное мышление при всех  своих особенностях так же имплицитно содержит в себе диалектические отношения. Ключевые же отличия здесь определяются акцентами в понимании концептуального ядра диалектики - противоположностей и их взаимоотношений. Западная философская традиция первоначально подчеркивала в диалектике доминанту борьбы противоположностей. Восточная философия в борьбе противоположностей  либо угадывала их своеобразный ритм (даосизм), либо подчеркивала единство в этой извечной борьбе противоположных начал (брахманизм).

Традиционно экспликация истории диалектической мысли и собственно философской традиции начинается с Античности. Диалектике, так же как философскому мышлению в целом предшествовал кризис мифологического сознания. Первоначально диалектика в ранней Античности рассматривалась как учение о правильном протекании спора, на основании которого можно достичь сокрытого – истины (Сократ, софисты и стоическая философия). Диалектика отражала основные проблемы, связанные с соотношением  принципа непрерывного становления и развития (Гераклит Эфесский), и дискретностью и неподвижностью бытия (Зенон Элейский). Тем не менее, диалектика в античности существовала и в качестве умения постигать предмет в его противоречивом единстве [10, c. 30].

Античная диалектика многомерна и разнообразна и она отнюдь не сводится к её будущей определяющей интерпретации в качестве теории развития. По мысли А. С. Богомолова : «…античная диалектика содержала все возможные и развернувшиеся затем в реальной двадцати пяти вековой истории типы диалектики…»[3, c. 5]. С другой стороны, А. С. Богомолов подчеркивает, что «античная диалектика – это не диалектика» [3, c.6]. В поисках именно  особенного античного определения диалектики удачно подходит понятие, введенное А. Ф. Лосевым для характеристики собственно диалектической культуры мышления – «логос эйдоса». Античная диалектика предполагает синкретичное переживание человека и космоса.  Отсюда не случайно желание А. Ф Лосева античную диалектику называть «логической конструкцией мифа». Диалектика, таким образом, выступает не в качестве только метода или теории развития, а в качестве  учения о мире в целом. 

С зачатками диалектической мысли, мы встречаемся в рамках Милетской школы,  в стихийном материализме Фалеса, Анаксимандра и Анаксимена. Создателем первой формы философской диалектики считают Гераклита Эфесского. Примечательно, что у Гераклита нет учения о противоположностях в их взаимной связи, поскольку попросту отсутствует категория «противоречие». Диалектиком Гераклит становиться только из анализа контекста его работ. А. С. Богомолов приводит многообразие возможных переводов греческого аналога понятия «противоположность». Среди них можно встретить такие: «враждующее», «расходящееся», «враждебно стремящиеся против друг друга», «противоречивость», «противодействие», «разнообразие» [3, c. 57]. Ведущей категорией диалектики Гераклита является Логос, выражающий суть мировой закономерности.  Всеобщая изменчивость вещей  понималась  им как результат борьбы, постоянного движения и превращения, становления одного из другого. Это универсальная  диалектика, где тождественное и различное являлось неотъемлемой характеристикой целого.

Диалектика продолжила свою эволюцию в пифагореизме и  элеатской метафизике. Пифагореизм исходит из числа как идеальной первоосновы и признания противоположностей, как существенного момента абсолютного (четные и нечетные числа) [3, c. 91]. Элеатская школа (Ксенофан, Парменид, Зенон)  не только противопоставила единство и множественность, мысленный и чувственный мир, но и  указала на различение сущности и явления. Диалектика Зенона основывалась на общей установке школы элеатов – недопустимости противоречий в достоверном мышлении. И. Кант именует Зенона «тонким диалектиком» [12, c. 389].

Гераклит Эфесский и школа Элеатов в рамках своей   натурфилософии указали на универсальные характеристики, движения, становления как единства противоположностей. И если Гераклит, как отмечают Д. В. Джохадзе и Н. И. Джохадзе: «… делает принципом материи вечное движение», то  «элеатское учение в своей отрицательной реакции на гераклитовскую диалектику акцентирует внимание на вечности и неизменности истинно сущего бытия, низводя множественность движущихся тел на ступень кажущегося и простой видимости» [7, c. 35].

Гилозоизм, характеризующий диалектику и философию Милетской и Элеатской школ, в дальнейшем был преодолен в рамках атомистической философии  объективной диалектики Левкиппа и Демокрита. Попыткой преодолеть объективизм атомистической философии была субъективная диалектика софистов (Протогор, Горгий). Диалектика в софистической мысли трактовалась релятивистки и субъективно, как указание отсутствия грани между истинной и ложью.

Родоначальником диалектики Г. В. Ф. Гегель считает Платона [4, c. 296]. Платон, следуя традиции своего учителя Сократа, под диалектикой понимал не только умение разделять понятия, искание истины при помощи вопросов и ответов, но и знание относительно сущего и истинно сущего. Диалектика Платона представляет собой специфический метод разделения единого на многое. Идеалистическая диалектика Платона проблему частного и общего,  части и целого решала с помощью введения пяти категорий: тождества, бытия, различия, покоя и движения. Как отмечает В. Ф. Асмус диалектика Платона – это не логика, не гносеология, не учение о методе, но прежде всего учение о бытии [2, c. 88]. Тем не менее, диалектика Платона еще не стала универсальным методом познания, в  достижении истины диалектика Платона преодолевается.

Диалектические идеи Платона нашли свое продолжение у Аристотеля и в дальнейшем в рамках неоплатонизма. Диалектика, по Аристотелю, находится на одной линии с софистикой и риторикой и так же как они направлена на противоположности. Согласно Аристотелю диалектика имеет место в контексте противоположных определений, занимается противоположностями.  Диалектика Аристотеля представляет собой,  с одной стороны, науку, а c другой - метод достижения истинного знания. В целом, диалектика Аристотеля прорабатывается через его логические принципы тождества, противоречия и исключенного третьего. По мысли А. С. Надточаева: «…применяя этот метод исследования, Аристотель приходит к подлинно диалектическим по своему характеру результатам, каковыми являются признание внутренне противоречивой природы времени, диалектика прерывного и непрерывного в трактовке пространства, математических объектов (точки, линии) и т. д» [15, c. 266]. Диалектика как  часть искусства спора умозаключения и доказательства  получает свое продолжение в работах М. Т. Цицерона.

Античная диалектика, как уже было сказано, имплицитно содержит в себе все многообразие концепций диалектики, и была скорее учением о мире (а не только искусством спора), чем только теорией или же методом. Первоначально в контексте стихийного материализма Милетской и Элеатской школы диалектика имеет в больше степени натурфилософское понимание, выражая всеобщую изменчивость вещей и универсальные характеристики движения и становления как единства противоположностей. В качестве  специфического метода и теории познания диалектика выступает  у Сократа, Платона и Аристотеля.

В дальнейшем диалектика существовала в контексте мистических рассуждений неоплатонизма (Плотин) и теистических учений. Центральным мотивом философии Плотина была диалектика  таких трех ключевых онтологических субстанций как «единое», «ум» и «душа».  Схоластическая христианская философия прорабатывала логику построений категорий и понятий, использовала античную диалектику для проработки учений о личном абсолюте. Диалектика средневековой схоластической философии представляет собой  не учение о развитии, а логику использования категорий и понятий для поиска адекватных рационалистических ответов на поставленные вопросы существования. Поэтому средневековую диалектику правильнее называть «грамматико – логико – диалектической» [19, c. 38].   

В дальнейшем с диалектическим подходом к действительности мы встречаемся в рамках философии Н. Кузанского. Диалектические взгляды Н. Кузанского существуют в контексте его пантеистической онтологии [11, c. 39-40]. Бог в учении Н. Кузанского представляет собой не столько абсолютную личность, сколько принцип онтологического динамизма, выражением которого было его учение о противоположностях, являющимся живым указанием на относительность констант бытия и их диалектическое единство. Диалектические взгляды Н. Кузанского отчетливо просматриваются в его принципах тождества различного рода противоположностей, они раскрываются в контексте гносеологической проблематики познаваемости и непознаваемости мира. Сущность  этой диалектики противоположности заключается  в утверждении, согласно которому истина на человеческом уровне  неотделима от своей противоположности, от заблуждения.

Диалектические идеи Н. Кузанского продолжаются в рамках пантеистической философии Дж. Бруно, которая черпала свое вдохновение в натурфилософии. В  мировом целом все противоположности существуют в контексте друг друга. Саморазвивающаяся вселенная бесконечна и едина, поскольку её центр находится повсюду. Диалектика Дж. Бруно развивается через представления о мире как пантеистической действительности выражающей принцип становления [11, c. 68-74]. Диалектическая мысль эпохи Возрождения  отчетливо прослеживается так же в работах Т. Кампанеллы и мистическом пантеизме  Я. Бэме [6, c. 330-343].

В период Нового времени конкретно – научное знание сосуществовало с метафизикой в философии.  Г. Гегель считал, что метафизическая по сути философия нового времени игнорировала диалектику [4 , c. 296].  Тем не менее, метафизический характер философии Нового времени не отменял становления и развития диалектики, хотя Т. Гоббс, к примеру, определял диалектику в качестве искусства спора позволяющего: «… придавать имена вещам, связывать слова в речения и соединять речения в силлогизмы» [5, c. 558].

Диалектика движения (по преимуществу механического) активно развивалась в Новое Время. Философия Нового времени  развивает гносеологические аспекты диалектики (диалектика чувственного и рационального, материального  и идеального.  Диалектические построения в философии Нового времени мы встречаем в  рамках космогонических представлений Р. Декарта [1, c. 5-33]. Диалектика мышления и материи,  свободы и необходимости прослеживается в рамках  философии Б. Спинозы [1, c. 33-59]. Особенно четко диалектические идеи прослеживаются в рамках  монадологии Г. В. Лейбница.

Не смотря на то, что слово диалектика Г. В. Лейбниц употреблял в схоластическом значении и она не составила у него систематического и дифференцированного учения, его монадология, во-первых, чужда господствующему тогда редукционизму и дуализму, а во-вторых, во многом предвосхищает (а иногда даже опережает) диалектические идеи сформировавшиеся в рамках немецкой классической философии. Диалектика у  Г. В. Лейбница отрицает (в виду неразрешимости) дуализм при этом подчеркивая, что существует некоторое единство – принцип единой универсальной взаимосвязи. Наиболее тезисно эта система представлена в рамках программного сочинения Г. В. Лейбница «Монадология».  По мнению Г. В. Лейбница, всякая возможность стремиться  к своему осуществлению, чтобы стать действительностью и здесь, столкновение  всего многообразия возможностей является условием развития. 

Диалектика Г. В. Лейбница основывается на идее тождества структуры и субстанции. Субстанция Г. В. Лейбница  является условием возможности структуры, а структура – субстанции [21, c. 128].  Для обозначения этого диалектического единства Г. В. Лейбниц вводит понятие «монады». Диалектические идеи  прослеживаются в таких методологических принципах его работы «Новые опыты о человеческом разумении» как  принцип всеобщих различий, идеи тождественности неразличимых вещей, непрерывности всех вещей, монадичности, принцип всеобщей связи через предустановленную гармонию и полярности максимумов и минимумов в изменении, развитии и познании. 

Диалектика Нового времени существовала в контексте становления и развития экспериментального математического естествознания, механики, что в целом сделало ясным ключевую диалектическую идею, которая в дальнейшем легла в основание диалектики Г. В. Ф. Гегеля: идею единой универсальной взаимосвязи. 

Наиболее глубокое влияние на становление и развитие диалектической культуры мышления оказала немецкая трансцендентально-критическая философия. Немецкий идеализм в лице своих основных представителей (И. Кант, И. Фихте, Ф. Шеллинг) подготовил прочное основание для объективного идеализма Г. В. Ф. Гегеля и его целостной диалектической концепции. У Л. Фейербаха диалектика как универсальный метод познания не нашла  дальнейшего развития. В своей работе «Основные положения философии будущего» он предлагает рассматривать диалектику как диалог [20, c. 203]. В дальнейшем подобная диалектика «Я» и «Ты» разворачивается в работах М. Бубера и Ю. Хабермаса.

Исходной точкой понимания диалектики как учения о развитии через противоположности в рамках немецкой классической философии является негативная диалектика И. Канта. И. Кант отказывается от рассмотрения формально-логического осмысления диалектики как искусства спора. Его трансцендентальная диалектика, по мнению И. С. Нарского, возвращает философию к идее того, что есть фундаментальный факт познания [16, c. 122]. И. Кант в своем учении об антиномиях чистого разума указал на то, что диалектическое противоречие необходимо отличать от противоречий логических. В контексте учения И. Канта об антиномиях чистого разума, диалектика представляет собой не что иное, как способ обличения заблуждений человеческого разума в его устремленности к истинному знанию.

Диалектика И. Канта представляет трансцендентальную диалектику чистого разума, которая позволяет избегать заблуждений [12, c. 273-274]. Диалектика в понимании И. Канта представляет собой «естественную и неизбежную» характеристику бытия чистого разума. По его определению: «…трансцендентальная диалектика довольствуется тем, что вскрывает видимость трансцендентных суждений и вместе с тем предохраняет нас от ее обмана» [12, c. 273]. Однако как здесь же подмечает И. Кант, диалектика: «… никогда не добьется того, чтобы эта видимость совсем исчезла (подобно логической видимости) и перестала быть видимостью» [12, c.273]. Диалектика И. Канта, как поясняет Т. И. Ойзерман, представляет путь великих заблуждений на пути к трансцендентальному идеализму [17, c. 51-52].

Диалектика чувственного и рационального в познании, по И. Канту, обнаруживает противоречия, которые разум решить не в состоянии. Чувственное направленно на единичное, оно опосредовано деятельностью рассудка, а разум  направлен на всеобщее. В результате  этого стремления  к абсолютной цельности, разум наталкивается на противоречия, что ведет к заблуждениям, противоречиям и иллюзиям. Не смотря на то, что наличие противоречий в разуме И. Кант трактовал сугубо негативно, такого рода трактовка имела глубокие исторические последствия для дальнейшего позитивного осмысления диалектики И. Г. Фихте, Ф. Шеллингом  и Г. В. Ф. Гегелем.

В работах И. Г. Фихте развивается диалектика объективного и субъективного. Исходной реальностью для И. Г. Фихте является некое абсолютное «Я», которое включает в себе все мыслимое.  Кроме этого «Я» существует «не-Я» - нечто внеположенное  для «Я», но являющееся продуктом его деятельности как сознательной, так и бессознательной.  И. Г. Фихте открывает диалектику «Я»  и «не-Я», где «Я» порождает «не - Я»,  а «не – Я» в свою очередь является источником самого «Я». Как отмечает П. Д. Шашкевич: «…диалектическая природа разума, как его понимает Фихте, далеко выходит из пределов четырех антиномий, описанных Кантом. По Фихте, разум антиномичен во всей своей структуре, и само развитие его есть развитие через противоречия и в силу противоречий» [22, c. 276].

У Ф. Шеллинга диалектическая культура мышления продолжает свое развитие в контексте натурфилософии.  Как известно, философия Ф. Шеллинга во многом формировалась на основании осмысления  достижений науки (Ш. О. Кулона, Л. Гальвани,  А. Вольта). Опираясь на открытия своего времени, философия Ф. Шеллинга формулирует идеи целостности и развития природы, так называемой «полярности» (идеи насыщенности противоречиями) и идеями всеобщей связи всех явлений. По мысли В. В. Лазарева: «Диалектика осмысляется натурфилософом как творчество самой природы и как репродуцирование этого творчества в мышлении» [13, c. 82].

Одним из центральных понятий натурфилософии Ф. Шеллинга является понятие «мировой души». Для Ф. Шеллинга сущность мировой души проявляется через понятие «взаимодействие». Для Ф. Шеллинга взаимодействие встречается лишь там, где встречаются противоположные силы, а двойственность является условием возможности существования целого – мировой души как принципа одухотворяющего всю природу. Таким образом, по Ф. Шеллингу, двойственность - это не расколотость, а принцип единства мирового целого, синтез которого достигается в так называемой «полярности».

Вершина концептуализации диалектики принадлежит Г. В. Ф. Гегелю. Г. В. Ф. Гегель критикует субъективистское и негативное понимание диалектических отношений  [4, c.296-297]. Его диалектика разворачивается как диалектика понятия - постепенная объективация абсолютной идеи, её восхождения к самой себе. Диалектика наделяется такими качествами как всеобщность и необходимость выражая  принцип развития. В сущности, диалектика по Г. Гегелю – это, прежде всего наука, представляющая собой характеристику общих форм движения.  Философия Г. В. Ф. Гегеля, не смотря  на многостороннюю критику в спекулятивности рассуждений и пренебрежение данными конкретных наук,   представляет собой основание для всей дальнейшей диалектической культуры мышления. Так М. Бахтин критикует процесс разумного диалектического познания за «монологизм». Тем не менее, все многообразие последующих концепций диалектики кладут в свое основание категориальный аппарат диалектики Г. В. Ф. Гегеля. Переосмысление и конкретизация этой идеи К. Марксом и Ф. Энгельсом и дальнейшая материалистическая интерпретация диалектики  не вносит в эти идеи ничего принципиально нового.

В дальнейшем рядом философов, диалектика Г. В. Ф. Гегеля отвергается как «болезненное извращение духа» (Р. Гайм, А. Тренделенбург, Э. Гартман). Свое продолжение и развитие гегелевская диалектика находит в рамках неогегельянства в контексте «негативной диалектики» (Т. Адорно и Г. Маркузе), «релятивистской диалектики» экзистенциализма (К. Ясперс, Ж. П. Сартр), теологической трактовки диалектики (М. Бубер). Отечественная философия так же активно использовала и разрабатывала диалектический метод. Проблемы диалектического понимания общественных отношений были центром работ С. Л. Франка и Г. В. Плеханова. Диалектика движения была представлена в работах А. Ф. Лосева и А. С. Богомолова. Диалектика природы развивалась Б. М. Кедровым. Экзистенциальная диалектика была предметом изучения в работах Н. А. Бердяева и М. Бахтина.

Современное положение диалектической культуры мышления обусловлено многообразием междисциплинарных направлений. Притязания синергетики на место диалектики и еще не прошедшая мода на это междисциплинарное направление позволяют переосмыслить роль диалектики в рамках тех процессов, которые обуславливают динамику современной науки и философии. Ныне очевидно, что диалектика должна переоткрыть и переосмыслить свое содержание в контексте синергетического миропонимания.  По нашему мнению, вне диалектики синергетика может претендовать на статус общенаучной методологии, но не на статус всеобщего, универсального учения о развитии, а вне синергетики, диалектика так и остается в рамках своей устаревшей конкретно-исторической формы, не реализуя потенцию отрицания отрицания заложенную в своем собственном основании.   

     

Литература

1.      Асмус В. Ф. Избранные философские труды: в 2 т. / В. Ф. Асмус. − М.: Изд–во Московского ун - та, 1971. − Т.2. − 431 с.

2.      Асмус В. Ф. Платон. М.: «Мысль», 1969. − 247 с.

3.      Богомолов А. С. Диалектический логос. – М.: Изд-во «Мысль», 1982. – 263 с.

4.      Гегель Г. Наука логики В. 3-х т. Т-3. − М.: Мысль, 1970.

5.      Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Сочинения в 2 т. Т. 2. – М.: Мысль, 1991.

6.      Горфункель А. X. Философия эпохи Возрождения. Учеб. пособие. – М.: Высш. школа, 1980. – 368 с.

7.      Джохадзе Д. В., Джохадзе Н. И. История диалектики: эпоха античности. − М.: КомКниге, 2005. − 328 с.

8.      Иванов А. В., Миронов В. В.Университетские лекции по метафизике. М.:«Современные тетради», 2004. – 647 с.

9.      Ильенков Э. В. Философия и культура. – М.: Политиздат, 1991. –  464 с.

10.  История античной диалектики / М. А. Дынник, 3. А. Каменский, И. С. Нарский,  В. В. Соколов [и др.]. − М. : Изд-во «Мысль», 1972. −335 с.

11.  История диалектики XIV–XVIII вв. − М.: Изд-во «Мысль»,  1974. – 356 с.

12.  Кант И. Критика чистого разума // Сочинения в 8–ми т. Т. 3. – М.: «ЧОРО», 1994.

13.  Лазарев В. В. Шеллинг.  М.: «Мысль», 1976. − 199 с.

14.  Материалистическая диалектика: В 5 т. / Под общ. ред. Ф. В. Констатинова, В. Г. Марахова. Т.1. М.: Мысль, 1981. – 285 с.

15.  Надточаев А. С. Философия и наука в эпоху античности. − М.: Изд–во МГУ, 1990. – 286 с.

16.  Нарский И. С.  Кант. М.: Изд-во «Мысль», 1976. − 207 с.

17.  Ойзерман Т. И. Главный труд Канта. (Вступительная статья) // Кант, Иммануил: Сочинения в 6 - ти т. Т.3. – M.:  «Мысль», 1964. − С. 5 – 68.

18.  Румянцева Т. Г. Диалектика. Всемирная энциклопедия: Философия / Главн.науч. ред. и сост. А. А. Грицанов. – М.: Харвест, Современный литератор, 2001. – С. 305 - 306.

19.  Рутманис К. В. Генезис идей рациональности в философии // Сборник. Рациональность как предмет философского исследования. – М., 1995. – С. 21 – 40.

20.  Фейербах Л. Избранные философские произведения, Т. 1. – Гос. издат. Политической литературы. М., 1956. − С. 132 - 204.

21.  Хольц Х. Диалектика Г. В. Лейбница // Философские науки. – 1986. –  №3.

22.  Шашкевич П. Д. Эмпиризм и рационализм в философии Нового времени. М. : Изд-во «Мысль», 1976. − 301 с.

23.  Шептулин А. П. Диалектический метод познания –  М. : Политиздат, 1983. –  320 с.

 

 

   

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle